Хорошего дня!
5

Погоня за невидимкой

23 сентября 1846 года была открыта восьмая планета Солнечной системы. Последняя

Леонид РЕПИНобозреватель отдела специальных корреспондентов

Урбен Жан Жозеф Леверье. Фото: wikimedia.org

Урбен Жан Жозеф Леверье, 33-летний французский астроном, не предполагал, что та встреча с бессменным секретарем Парижской академии наук Домиником Араго станет одной из самых памятных в его жизни. Араго сразу перешел к делу и спросил, обратил ли внимание он, Леверье, на некоторые странности в движении седьмой планеты, Урана? «Разумеется, обратил!» - ответствовал молодой астроном. «И как вы могли бы это объяснить?» - коварно поинтересовался Араго. «Я пришел к выводу, что это влияние некоей неизвестной планеты, более далекой: это она возмущает движение Урана». «И как вы отнеслись бы к предложению попытаться вычислить орбиту той, неведомой планеты?» «Я только и мечтаю об этом!» - воскликнул Леверье. «Верю, что только вы и решите эту задачу», - заключил Араго. И Леверье кинулся в поиски. Нет, не к телескопу, а к своему письменному столу, заваленному листами бумаги, покрытыми расчетами.

То, что он сделал, и сейчас вызывает изумление и восхищение: изысканный, глубочайший математический анализ нелогичного поведения Урана. С терпением неутомимого охотника, выслеживающего добычу, он вглядывался, вооружившись своими же расчетами, в странные выходки Урана и по ним - только по ним, собственным расчетам, вычислил орбиту невидимой планеты. Воодушевленный сделанными открытиями, Леверье публикует несколько работ, где сообщает массу новой планеты, данные орбиты и - самое главное - ее координаты! И это на Земле прозвучало как гром среди ясного неба.

Теперь оставалась, можно сказать, сущая ерунда (не ерунда, конечно же): по точным астрономическим координатам с помощью телескопа отыскать в необозримом небесном пространстве еще одну планету нашей Солнечной системы. С этой задачей великолепно справился немецкий астроном Иоганн Галле - вот в этот самый день, 23 сентября 1846 года. Араго, кстати, почетный член Российской академии наук, осветился довольной улыбкой…

А что же Леверье? Ведь надо же как-то назвать открытую планету… Слегка потупив взор, Леверье предлагает назвать ее своим именем. Восхищенный научный мир разочарованно выдыхает и… возмущается: экая нескромность. И тогда Леверье предлагает назвать планету Нептуном.

Но тут происходит нечто невообразимое. Возник английский ученый Адамс, заявивший, что это он (независимо от Леверье!) вычислил орбиту так называемого Нептуна! И самое удивительное, что Адамс не обманывал. В сентябре 1845 года он послал свою работу в Кембриджскую обсерваторию, а там она провалялась среди прочих бумаг. Астрономы всего мира в полной растерянности… Неустанно спорили, доказывая друг другу свою особливую правоту, манипулировали датами публикаций, расчетами и пришли к выводу: все-таки Леверье был и останется в истории первым - его расчеты полнее, содержательнее, точнее и, значит, убедительнее. Слава первооткрывателя Нептуна осталась за французом.

Помню, у нас в школе, кажется, в 1953 году впервые ввели как самостоятельный предмет астрономию, и с первого же урока милая Тамара Петровна прояснила наше сознание, объявив, что в Солнечной системе девять планет. Девятая, следующая за Нептуном, - Плутон. Так мы и жили, полагая, что Земля - одна из девяти планет. И вдруг выясняется: нет, только восемь! Нептун, открытый Леверье, последняя, восьмая, других уже не будет. К такому решению пришли астрономы в 2006 году, разъяснив, что таких небесных тел, как Плутон, множество, и что если и считать их планетами, то только карликовыми. И Плутон, из-за открытия которого разгорелось столько страстей, из списка «приближенных» вычеркнули. Был бы жив Леверье, вздохнул бы с облегчением: ведь, как-никак, это он открыл нашу последнюю небесную соседку.

Подпишись на наши новости в Google News!

ИСТОЧНИК KP.RU

Читайте также