Хорошего дня!
45

«Либералы» хотели бы устроить для нас, «ватников», свой ГУЛАГ

Известный российский писатель-фантаст рассказал о попытках ввести цензуру на патриотическую литературу

Наш корреспондент дозвонился до Сергея ЛукьяненкоФото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Сергея Лукьяненко можно назвать самым известным российским писателем-фантастом наших дней. Достаточно вспомнить его «Ночной дозор» и «Дневной дозор» ставшие хитами как на бумаге, так и на кинопленке. А в этом году вышел фильм по другому его роману «Черновик».

Но, оказывается, даже такому мэтра недруги могут попытаться запретить к печати. В соцсетях Лукьяненко написал следующее: «Люди с хорошими лицами, генами и профильным образованием озаботились тем, что будут стирать меня из нашей фантастики. Возглавляет этот процесс одна старательная литературная дама, которая объявила эту борьбу едва ли не священной. Начиная с критики во всех доступных им ресурсах и кончая давлением на издателей».

Что происходит и кто стоит за этой неприкрытой попыткой идеологической цензуры? Этот вопрос мы задали самому Лукьяненко.

СИДЯЩИЕ НА ЛИТЕРАТУРЕ

- Я не хочу называть имена, хотя они в нашем кругу всем известны. Скажу о явлении. Это такая потомственная интеллигенция, сидящая на литературе из поколения в поколение. Ей очень интересно заниматься культурой, даже если нет к этому особых данных Можно ведь, используя какие-то связи, заниматься распихиванием, обругиванием и так далее. И вот эти люди, порой сами далекие от литературы, считают, что «ватников» и патриотов печатать не надо.

Это вызывает удивление, ведь издательства у нас - лидеры капиталистического труда. Они занимаются не идеологией, они работают на прибыль. И если читателю нравится книга и она не запрещена законом, то они ее издадут и будут радостно ей торговать.

- Но попытки повлиять на издательства-то есть?

- Это и очень смешно, и страшновато одновременно. Я как-то принял участие в проекте выпуска детских книг про животных. У меня была книга с названием «Я – мышь». В числе других авторов были известные люди, в том числе абсолютно либеральных взглядов. И тогда никто не пытался устроить перебранку с криками «Зачем вы печатаете этого человека? Я не хочу с ним в одной серии выпускаться!»

- А может, это просто зависть? Вас же, ватника, публикуют не только в России, но и таком дорогом либералам Западе.

- Да, в Германии, в США, в Британии, всюду. И там никого мои книги не смущают. А у нас интеллигенция какая-то тоталитарная - разводит семейственность и клановость, приватизирует за собой право разделять писателей на чистых и нечистых. Кажется, некоторые авторы и литературоведы заигрались в своем виртуальном мирке. Им бы хорошо побыть ближе к реальности и народу.

СКРЕПЫ СТРУГАЦКИХ

- Может, это просто историческая традиция? Российская интеллигенция всегда была в оппозиции.

- К сожалению, наша интеллигенция всегда отличалась повышенным уровнем внутрилитературной грызни. Фантастика до некоторых пор была немного в стороне от этого: может, потому что это достаточно узкий круг. Теперь обратили внимание и на наше маленькое гетто. Теперь и до нас начинают долетать пристальные взгляды «настоящих литераторов».

- Ваш коллега по цеху фантастов Олег Дивов недавно цитировал этих самых «настоящих»: объявлена война книгам «с воспитательным пафосом», пропагандирующим «традиционные ценности», с «гетеросексуальными героями и скрепами»...

- Как ни смешно, в число неугодных им авторов попали даже братья Стругацкие, которые всегда были авторами крайне либеральными. Оказывается, в книгах Стругацких тоже слишком много традиционных ценностей, дружеских, семейных и прочих отношений. А пропагандировать сейчас, по их мнению, надо совсем другие ценности - западно-либеральные. Все это настолько нелепо, что остается только разводить руками.

- А ведь такие процессы идут не только в «вашем маленьком гетто». Что-то похожее происходит, например, в кино. Заслуженный режиссер Бортко много лет не может получить деньги на съемки фильма о Донбассе.

- В литературе быть свободным, наверное, легче и проще, чем в кинематографе. У нас есть издатель, которому важно, чтобы книга продалась. А для создания книги писателю ничего не надо, кроме листка бумаги или компьютера. Нам перекрывай или не перекрывай финансирование, мы будем писать то, что думаем. А вот режиссеру очень легко перекрыть кислород. И мягко намекнуть: мол, давай, братец, лучше про что-то другое. И даже самые прославленные и опытные не всегда могут противостоять.

КОНЦЛАГЕРЬ НАОБОРОТ - ЭТО ТОЖЕ КОНЦЛАГЕРЬ

- Почему псевдолиберальный клан такой влиятельный и сильный? Их так много?

- Они очень сплоченные. Крепко держатся друг за друга, продвигают только своих. Еще на исходе СССР носители либеральных установок взяли власть в искусстве. И после этого любой, кто пытается идти против этой своры, достаточно сильно рискует. Можно вспомнить, какой был скандал, когда Владимир Меньшов посмел выступить против фильма «Сволочи». Затравить лауреата «Оскара» им оказалось не под силу, но на поступок способны только отдельные, независимые люди. А рядовые режиссеры и авторы начинают колебаться: может и правда, сейчас такое кино надо делать, зато похвалят, поеду на международный фестиваль.

Плохо, что это не идет на пользу ничему. Ни коммерческому успеху, ни художественному. Ничему. А потом мы печально смотрим, как наш кинематограф и наша литература сдает свои позиции во всем мире.

- Причем, эти же люди клянут советскую цензуру.

- Да, именно так. И у них это прекрасно уживается в голове. С одной стороны, они возмущены, что кому-то не давали публиковаться при СССР. С другой, сами призывают не пущать, запрещать. Это такая же самая тоталитарная политика. На самом деле, нам необходимо и либеральное течение в фантастике - только не псевдолиберальное, направленное на клановые интересы, а полноценное, настоящее. Создать, что ли, такое?

- Вспоминаю как одна из представительниц этого лагеря высказалась: «В концлагере моей мечты охранниками будут евреи».

- Она не понимает, что это все равно будет концлагерь. Очень хорошо, что эта публика часто сама себя сечет. Проговаривается. Должно быть ту фразу обидно слушать.

- Евреям?

- Конечно. Потому что это оскорбительное приравнивание их к фашистам.

- Мне кажется, от дореволюционной интеллигенции, при всей ее оппозиционности, мы бы не услышали того, что позволяет себе нынешний «цвет нации»?

- К сожалению, мы той интеллигенции лишились. Во многом благодаря предкам нынешних учителей, которые в ту пору отстаивали другие идеалы. Именно коммунистические. С не меньшим, а то и с большим пылом и жестокостью, отправляя конкурентов и противников лагеря или в изгнание.

- Покопай нынешнего либерала, частенько среди предков найдешь…

- Комиссаров в пыльных шлемах? Да. Наверное, у каждого второго. Может, кто-то из их предков и сидел в ГУЛАГе. Только перед этим сам туда отправил человек 100. А потом за перегибы и его самого посадили.

Знаете, я как человек патриотических убеждений считаю, что в стране должны быть представлены все точки зрения, включая либеральную. Но они не должны забивать одна другую. А эти носители псевдолиберальных взглядов почему-то считают, что всем остальным надо устроить маленький либеральный ГУЛАГ.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Сергей Лукьяненко: Фантасты — как попугайчики

Накануне своего дня рождения писатель Сергей Лукьяненко отказал в интервью всем изданиям. Корреспонденты «КП», страшно опечаленные, отправились горевать на фестиваль фантастики «Роскон», который состоялся в пансионате «Лесные дали». И именно там, в футболке с изображением волка, с короной, собственноручно сооруженной из разодранной фанатами на клочки афиши «Черновика» (грядущий фильм по одноименному роману Лукьяненко) перед нами предстал именинник. На фестивале маэстро вел бурную и веселую деятельность. Днем учил начинающих авторов писать фантастику, по ночам пел песни с Вадимом Степанцовым. И, несмотря на отказ в интервью, ответил на несколько вопросов, которые корреспондентам «КП» удалось задать в разные промежутки жизни Лукьяненко. (подробнее)

Подпишись на наши новости в Google News!

Читайте также