Хорошего дня!
38

Сергей Хрущев: Мой отец не клоун! Но Сталина из мавзолея вынес зря

65 лет назад КПСС возглавил Никита Хрущев. Эту дату мы вспоминаем с его сыном, который живет в США [видео]

Сергей Хрущев.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Сергей Никитич! В начале сентября 1953-го - то есть, 65 лет назад - во главе СССР встал Никита Сергеевича Хрущев?

- Что значит во главе СССР?

- Ну, он стал секретарем ЦК КПСС…

- Александр, он стал не секретарем ЦК КПСС, а он стал первым секретарем.

- Ага, просто секретарем ЦК он и раньше бывал…

- Ну, он был им в разные времена, в последний раз он стал в 1949 или в 1950 году. Потому что, когда был возвращен Сталиным, он стал первым секретарем МК (Московского комитета.- А.Г.) и секретарем ЦК.

- А, да, правильно. То есть, первым секретарем ЦК - фактически главой СССР…

- Не фактически, а формально.

Выступление Хрущева на заседании ХХ съезда КПСС, 1956 год. Фото Василия Егорова (Фотохроника ТАСС)

- Да, формально.

- Во главе ЦК мой отец встал после смерти Сталина. Потому что Маленков занял пост председателя Совета министров, а Хрущев сосредоточился на работе в ЦК. Так было написано. А фактически главой страны стал Берия.

- Да? Почему Берия-то?

- Ну, потому что Берия, как человек властный, так же, как Хрущев, получил власть, а Маленков при них был пристяжным – он то при Берии, то при Хрущеве. Маленков не был самостоятельной фигурой никогда по существу.

- Был тогда такой стишок на детских утренниках… «Берия, Берия, вышел из доверия. А товарищ Маленков надавал ему пинков».

- Я помню, да. Так вот, формально, когда было заседание вот этого ЦК, в момент, когда Сталин умирал или умер, то Берия предложил разделить власть. Считалось, что Совет Министров более мощная структура, а Хрущеву надо дать что-то, но так, чтобы можно было с ним потом справиться. Поэтому Берия не считал себя, что ему возможно, как грузину и полицейскому, возглавить Совет Министров, поэтому он сказал Маленкову – Егор, ты будешь председателем, а я у тебя буду первым заместителем. А Никита будет во главе ЦК.

- А потом мы Никиту уберем? Так, что ли?

- Ну, слово "потом" Берия никогда не говорил. И вот такие вещи вообще никто не говорит никогда…

- И вот, значит, 65 лет назад - формально - Никита Сергеевич встал во главе СССР.

- Нет, нет, формально - это во главе партии. А по существу - во главе СССР, конечно.

- Да. А почему именно мне поручили с вами такой материал подготовить… Видимо, потому, что я стоял в очередях за хлебом в хлебном регионе, в Оренбуржье, во времена Хрущева, представьте себе…

- Я представляю себе… В 1963 году – особенно…

- Ну да, я в третьем классе учился.

- Когда был неурожай и тогда делали хлеб с добавками гороха, зеленый был, - на Хрущева катили большие бочки... А, кстати, я с удивлением обнаружил, что хлеб с добавкой гороха в Америке стоит в четыре раза дороже. Хлеб с добавкой кукурузы - тоже.

- А мы манку покупали и из нее блинчики пекли.

- Да, было… Тогда Хрущев бросил реформы и занимался тем, что пытался найти, где бы взять дополнительное зерно. И тогда вот купили его в Австралии, еще где-то… Так сказать, единственный раз, когда он сказал – это позор для нас. Да, было.

- А вот такой ли Никита Сергеевич был плохой правитель? "Клоун, волюнтарист…"

- Во-первых, он не клоун. Клоуном его сделали его противники из КГБ, которые это везде распускали. Он клоуном не был, нормальный человек. Я могу сказать, что вы клоун.

- Нет!

- Ну, почему нет? Просто, если все начнут повторять, что Гамов клоун, то…

- Нет, Гамов не клоун.

- А волюнтарист – это пустое слово, придуманное тоже ими, потому что… Что такое волюнтарист? Переведите на русский язык. Это человек, отстаивающий свое мнение.

Действительно, у моего отца было свое мнение, он делился им с людьми. Но он свое мнение не пытался навязать, как это делал Сталин: приказ - и все, выполняйте!

А вот Никита Сергеевич выдвигал свои предложения очень формально, хотел, чтобы это было коллективным решением, решением президиума ЦК.

Если вы возьмете записи заседаний президиума ЦК партии, то сможете убедиться - там бесконечные споры Хрущева. Хрущев говорит, что надо так, а кто-то говорит, что нам надо не так. Какое-то время они с Полянским даже ссорились…

Другое дело, что тогда все привыкли до конца не спорить и в конце концов все голосовали за Хрущева. Что Хрущева, кстати, не радовало. Когда он сказал, что вот нам нужно установить ракеты на Кубе, иначе американцы нападут, какое ваше мнение, то Куусинен говорит – Никита Сергеевич, мы вас полностью поддерживаем. И все…

- И вопрос по Крыму тоже ведь Никита Сергеевич продавил!

- Так вот - сначала про ракеты. И тогда Хрущев сказал – товарищ Куусинен, меня не надо полностью поддерживать, наоборот, это очень ответственное и опасное решение, которое, пожалуйста, обдумайте еще раз и соберемся через неделю. Собрались через неделю и проголосовали.

И вопрос по Крыму, конечно, был так же решен. Но вопрос по Крыму на самом деле-то не обсуждался так уж сильно, это сегодня он у всех навяз.

- Но его ж на Хрущева вешают, что это Хрущев отдал Украине Крым.

- Правильно вешают. Вы же сами сказали, что Хрущев встал во главе государства и все, что происходит в государстве, вешают на главу. Но о том, что Крым хорошо бы подчинить Украине, как я сейчас обнаружил в книжке главного редактора «Эхо Москвы», как его?

- Леша Венедиктов.

- Да, вот у Венедиктова написано, что есть архивные материалы о том, что еще Сталину Госплан писал - нужно в связи с орошением Крыма и строительством северо-крымского канала передать Крым в подчинение Киеву. То есть, это была старая проблема, так сказать, кто лучше управится с Крымом…

А Хрущев это предложение поддерживал, потому что он в 1953 году поехал отдыхать в Крым, после смерти Сталина, и обнаружил там страшную разруху. У РСФСР руки до Крыма не доходили, и РСФСР, кстати, когда Сталину писали эти госплановцы, то там было написано – правительство РСФСР полностью поддерживает. И это правда.

И Хрущев сказал, что нужно, чтобы кто-то навел порядок. Киев был рядом и они сказали – мы наладим. Хрущев, когда он был в Крыму руководителем, а ему Сталин поручил восстанавливать Крым, - он и восстанавливал. Тогда туда назначили, правда, не украинского секретаря обкома, а назначили Полянского, из Ставрополья, и Хрущев сказал – надо восстанавливать Крым, восстанавливать здравницы и сажать виноград.

- Он и в Оренбурге у нас был, Полянский, кстати.

- Да, потом он был в Оренбурге, уже когда его из председателей Совета министров РСФСР выставили.

- Ну, понятно, что Никиту Сергеевича мои родители не только ругали за то, что хлеба нет и так далее, но они все равно же помнили и знали, что - вот хрущевки построили. Мои родители въехали в трехкомнатную хрущевку… у нас там все было. Оттепель опять таки…

- Оттепель. Во-вторых, за хлебом стояли очереди, но общее производство продуктов увеличилось примерно в два раза.

- Но это вы в Москве жили, вы, наверное, все съедали…

- Да какая Москва, я просто цифры говорю.

- А у нас же - в провинции - ничего не было…

- У вас ничего не было, потому что до этого еще больше ничего не было… Но и ругать власть нельзя было, потому что - один раз скажешь и уже больше, как говорится…

- Вы знаете, однажды был случай. Мама принесла мослы какие-то и говорит – вот этому лысому бы вот таким мослом… А папа так по сторонам смотрит… испугался и говорит – прекрати и такие вещи больше не говори…

- Видите, уже можно ж было говорить. А если б вы сказали – этому усатому этим мослом – ну, уже все, вас бы и не было. Поэтому при Хрущеве-то стало еще хорошо, что все вот это говорить стало можно. Что стали Хрущева ругать. Это очень большое достижение в послесталинское время.

- Вот я вас послушаю, почитаю ваши книги, свои интервью пересмотрю, у меня такое ощущение, что вы вообще никаких недостатков у Никиты Сергеевича не видите.

- Во-первых, я недостатки у Никиты Сергеевича вижу. Разные.

- Какие, например?

- Я думаю, что он плохо разбирался в людях, назначал не тех, где-то был слишком доверчив, был слишком болтлив – это точно уже совершенно.

- Болтлив с коллегами, с соратниками?

- Со всеми. Везде. Слишком много выступал, чем надоел всем со своей кукурузой… Все эти елочки и все это было верно, но в России не любят, когда руководители так много говорят. Ну, можно еще чего-то найти…

- Я, кстати, кукурузу люблю. А вы? Мы ее воровали всегда.

Никита Хрущев о кукурузе

- Я кукурузу люблю, и в Америке кукурузу все любят.

- У нас прямо кукурузные поля были за школой и мы воровали… когда увидим, чтотобъездчик уехал, мы ее наворуем и сырую лопали, и варили.

- Понимаете, кукурузу-то ругали люди такие, которые ничего не понимают. Потому что кукурузу люди ели все время, ее едят во всем мире, а в Европе и в России она не применялась для корма скоту в более холодных широтах. А когда Хрущев стал говорить, что нужно людей не мослами кормить, а масло производить и мясо, но для этого нужен корм. А корм – это кукуруза, поэтому мы должны растить кукурузу и ее перемалывать вместе с початками и стеблями, называется зеленая масса, и кормить коров. Тогда у нас будет мясо.

- Это силос. Я сам работал на заготовке силоса…

- Но другое дело, что надо было об этом не без конца в газетах твердить, чтобы, так сказать, читали люди, которые ничего не понимают и им неинтересно, а проводить это по-другому. С другой стороны, это нормальная отрицательная реакция всякого российского крестьянина. Когда Петр с Екатериной начали вводить картошку, то бунты были против картошки.

- Вот смотрите, а скот Хрущев же резал?

- Хрущев не резал скот. Когда стала бескормица в 1963 году, стали резать скот. А потом в 1964-м все восстановилось.

- Нет, там же налоги какие-то были…

- Налоги были на скот при Сталине.

- И на яблони…

- Хрущев налоги эти отменил. Я вам скажу, что вы имеете в виду. Хрущев выступил в 1961 году в своей родной Калиновке и сказал – калиновцы, сейчас мы уже живем в ХХ веке и совершенно нерационально производить все на своем участке, потому что это труд неэффективный. Давайте сдайте своих коров на ферму, а с фермы будете покупать молоко и весь другой продукт. Что совершенно правильно, но в условиях России это было еще неприменимо. И это вызвало страшную панику.

Кстати, Хрущев никогда никаких коров не отнимали, кроме двух районов на Украине, которые забежали впереди паровоза и потом им всем объявили выговор.

Я не знаю, в каком районе… Одна тетка сдала свою корову и купила вместо нее козу. Конечно, людям ничего не стали давать. А коров, у кого забрали, это вызвало всеобщее недовольство. А это же, понимаете, в чем дело? В ХIХ веке, и до него, все было такое хозяйство натуральное. То есть, вот крестьянин, или фермер, сеял хлеб, держал кур, коров, делал молоко, прял пряжу. Все делал. А в ХХ веке появилась специализация. Что кто-то производит мясо, а покупает хлеб. А кто-то хлеб производит, а покупает мясо. А я помню, в то время было дико думать, что может быть корова мясная и может быть корова молочная. А уже что есть куры мясные и куры, которые яйца несут, это даже я не мог вообразить. Как это так?..

- Вот я забыл сказать про кукурузу. У нас, например, сиропчик в банках довольно дешевый продавался кукурузный. С другой стороны, мы тоже знали в юности, что якобы Хрущев приказал в Мурманске за Полярным кругом кукурузу выращивать.

- Хрущев не приказал. Хрущев много выступал, и Хрущев говорил, например, что я читал, - что период созревания кукурузы на зеленую массу, то есть, когда появляется достаточно листьев и зеленых початков - там столько-то дней. Столько же дней требуется, чтобы выращивать картошку. Вот я прочитал, что выращивать картошку в Якутске можно попробовать, может, и кукуруза там вырастет, но никогда не пробовали.

Кстати, про Мурманск не знаю, а когда Хрущев посоветовал то же самое финскому министру иностранных дел господину Карьелайнену, который одновременно был фермером, он кукурузу посеял, и сеял все время. А потом мне рассказывал, что, когда Хрущева сняли и приехал Косыгин, и тоже рассказал, что вот крестьянин, одновременно у него корова, и сказал – вот, кормлю их кукурузой, на что Косыгин ему ответил: мы Хрущева сняли, можете перестать кормить кукурузой. Он говорит – я так смеялся, это ж мои коровы, а не хрущевские, и не косыгинские… Поэтому, понимаете, к сожалению, мы любим над всеми посмеяться, мы любим чего-то сказать. Но это смеются же люди, которые ничего не понимают.

Я вот видел ваших коллег журналистов по телевизору, вот они приходят на ферму, ну, сейчас уже не показывают в последнее время, а вот где-то лет 5-6 назад показывали фермы, потому что Путин ездил… Ну, и говорят – вот мы тут коров выращиваем, успешно, тот спрашивает – а чем кормите? Те говорят – как чем, кукурузой. Как, кукурузой? А чем, говорят, их еще кормить? Поэтому и в России всегда после этого выращивали кукурузу. Это перестало быть компанией такой, на которой Хрущев в общем-то потерял много авторитета и потом он обиделся и сказал – ну, не хотите, не выращивайте.

Но зато Хрущев внедрил кукурузу во всей Европе. Потому что от Хрущева она пошла в ГДР, из ГДР в ФРГ, а сейчас везде. Я вот был в Голландии, был в Германии – все засеяно кукурузой. Потому что она им нужна на корм. А до этого не было.

- Понятно. А еще какие недостатки у Никиты Сергеевича были?

- Чего вы пристаете ко мне с недостатками? Спрашивайте про достоинства.

- Про достоинства я сам знаю.

- Я сказал, что мне в голову пришло…

- Из тюрем людей повыпускал… А Сталина он правильно вынес из Мавзолея?

- Я думаю, что нет. Потому что и вынос Сталина, и ХХ съезд – это поступок человека, искренне верящего. Не политика, а человека эмоционального. А когда люди привыкли к диктатору, привыкли к поклонению… Вот критиковать Сталина и выносить его – это все равно, что вот эти девочки в церкви танцевали. Я тоже могу прийти в церковь и сказать – Бога нет. Ну, и меня выкинут из церкви, потому что они-то верят, что Бог есть.

- То есть, Сталина нельзя было выносить?

- Нельзя или можно, это уже сослагательное наклонение. Но вот китайцы поступили куда более правильно. Они Мао Цзэдуна до сих пор оставили…

- А корейцы?

- Нет, корейцы сохранили сталинский режим, так же, как и албанцы, - это совсем другое дело.

- А в Албании сталинский режим, да?

- Конечно. Не сейчас, это тогда было. А Мао Цзэдун был самостоятельный диктатор и он выступал против Хрущева, потому что боялся, что ХХ съезд вызовет к жизни своих хрущевых – и он вызвал их – которых он потом всех пересажал, перестрелял.

А когда он умер, то пришел Ден Сяопин, так же, как Хрущев, который был при Мао Цзэдуне в общем-то большим маоцзедунистом, больше, чем Хрущев сталинистом. И вот Ден Сяопин ввел ту реформу, которую не удалось ввести Хрущеву, но оставил портрет Мао на площади Тяньаньмень, оставил мавзолей Мао Цзедуна, оставил портрет Мао на десятках… во всех киосках продают бюстики Мао. И он перестал быть для китайцев каким-то камнем преткновения…

- Но вы же взрослый были, Сергей Никитич…

- …камнем преткновения, когда мы сейчас, так сказать, уже сколько лет "стыкаемся" друг с другом – Сталин плохой или хороший? Плохой, конечно. Так же, как плохой Гитлер, как плохой Наполеон, который пол-Франции уничтожил. Но все равно во Франции половина людей чтят Наполеона. Люди преклоняются перед диктаторами, перед властью…

- Но вы же уже были зрелым человеком, чего ж вы папе не сказали, зачем ты выносишь Иосифа Виссарионовича…

- Во-первых, папа меня не спрашивал… Во-вторых, я в то время искренне так же считал, что Сталин преступник – я был сражен этой информацией – и что он недостоин ничего и что это все люди поймут.

Я очень долго так считал. И после Хрущева так считал. Это только уже совсем где-то годам к 60 я понял, что людское сознание устроено иначе: показать, что ты убийца – этого еще мало, чтобы тебя перестали любить. Все равно по телевизору вот сейчас как только ни смотришь, и по американскому, по германскому… Про кого показывают? Про Гитлера. Гитлеровское секретное оружие, гитлеровское это, гитлеровское то… приход Гитлера к власти, уход Гитлера от власти…

- Но Сталин же на Германию не нападал, а мы защищались.

- Ну и что? А кто говорит, что нападал? Это в России мерзавцы всякие публикуют, что Сталин хотел напасть на Германию… Сталин не нападал на Германию…

Может быть, Сталин и напал бы на Германию, но много лет позже. Сталин боялся до смерти Гитлера, потому что Сталин проиграл войну в Финляндии, а Гитлер захватил Париж. И Сталин понимал, что, если Гитлер на него нападет, то мало не покажется. Поэтому он все делал, чтобы эту войну оттянуть.

- Ясно.

- Одновременно он, конечно, проводил призыв, формировал новые армии, создавались новые производства…

- Сергей Никитич, скажите, вот сейчас же все равно такая реабилитация Хрущева произошла в России, уже не зовут его Никита-кукурузник, его за серьезного политика считают. Как вы думаете, дальше этот процесс будет продолжаться?

- Он будет продолжаться. Но, тем не менее... Понимаете, Хрущева будут все больше и больше забывать.

- Почему забывать-то?

- Ну, уходит поколение. Так же, как все забывают предыдущих реформаторов...

- Понятно.

- Ну, а то, что к Хрущеву уже не так относятся отрицательно, как раньше, это правильно.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Сергей Хрущев - КП: Крым передал Украине не Никита Сергеевич, а Борис Николаевич

Наш корреспондент позвонил в США, где уже более 20 лет живет и работает сын бывшего лидера СССР (подробности)

Сын Хрущева рассказал «КП», как на самом деле снимали его отца

50 лет назад сначала Президиум, а затем пленум ЦК КПСС освободили Никиту Сергеевича от обязанностей первого секретаря ЦК КПСС и председателя Совета министров СССР (подробности)

Подпишись на наши новости в Google News!

Читайте также