Хорошего дня!
100

Храм и беднота

Наш колумнист - о планах построить главный храм вооруженных сил России в парке «Патриот»

Владимир ВОРСОБИНОбозреватель

Храм Армии в парке «Патриот». Чем не памятник началу 21 века?

Новость, что министерство обороны собирается строить в парке «Патриот» почти стометровый храм, поначалу не выглядела особенной. Храм так храм. Пусть в странном для православия (судя по эскизам) стиле «милитари», но с другой стороны – какие претензии к стилю? Храм армейский. Не соглашусь с теми, кто ядовито осмеивает святой проект.

Во-первых, это необычно и красиво. И кто знает – может это российский аналог Эйфелевой башни, которую некоторые парижские эстеты поначалу тоже приняли с раздражением. К тому же любая эпоха требует монументальной законченности, символа для обложки исторических учебников. Храм Армии в парке «Патриот». Чем не памятник началу 21 века?

Ведь какие времена настали!

У одного моего любимого губернатора, например, иконами завешана вся администрация. Он словно уберегаясь от чего-то, повелел снять с коридоров власти все портреты предшественников, кстати, еще с тех прошлых веков, когда губернией управляли великолепные люди. И теперь вместо них – лики святых. Некоторых чиновников, конечно, корежит, но что поделать… Работа у них такая – приспосабливаться к начальству.

Короче говоря – хорошее дело, строить храмы! Но проект этот заставил вспомнить одну историю.

В одном из российских городков встретил я священника.

Настоящего.

Что такое «настоящий священник», не знаю. Нет у меня определения. Может что-то в глазах. В улыбке. Или в детских (на наш мирской взгляд) речах. Или в ощущении легкости, теплоты. Или в воспоминаниях о встрече, которые преследуют тебя всю жизнь. Два раза в жизни встречал таких.

И вот снова повезло.

4 года после семинарии, сельский приход, пылкий миссионер, студенты, кружки, споры… По дороге ко мне проколол колесо в «десятке» своей, бежит подобрав рясу. «Нехорошо опаздывать» - смеется.

- Да что про меня - Господь меня спас, - машет рукой батюшка, - Попал я в больницу… (молчит) Не буду все рассказывать. Спас меня Господь.

И говорит так, словно история обычная, житейская. Не религиозная даже. Господь до такой степени реален, что спас и спас. Не это главное…

Мы долго говорили с батюшкой о пастве, о жизни в русской глубинке. О нравах. О телевидении, калечащем народ с зарплатой в 20 тысяч картинками – «как живут нормальные люди». Рестораны, дорогая одежда, роскошные автомобили. Как опустошает это души и поселяет зависть и злость…

Поговорили о строительстве новых храмов, как о деле хорошем – потому что сам вид храма - лечит. А потом вдруг о первохристианах. Как в старину священники защищали «сирых и обездоленных»…

Что дескать по пять куполов в каждом поселке – это здорово, но как же люди?

А батюшка только-только пожаловался, как тяжко живется. Что пол-города в долгах за газ, свет. Как ходят по улицам инспекторы и отрубают тепло и свет в домах за месячный неплатеж, а чтоб включить – большой штраф. И вот стоит в очередях в офисах ЖКХ его несчастная паства, ругается…

На том и разошлись. Оставил я батюшку в задумчивости. И вдруг через полчаса звонок. Взволнованный голос.

- Мне не дает покоя ваш вопрос – со строительством храмов, с обустройством жизни церковной не забыли ли мы о людях – говорил священник, - И мы в семинарии говорили об этом, и сейчас обсуждаем в своем кругу. И хочется в проповеди крикнуть о несправедливости. Хочется, словами Иоанна Златоуста (он говорил: «Если к тебе пришел голодный брат твой и ты не поставил бы ему никакой пищи на стол, а только расставил бы пустую серебряную посуду в большом количестве, — поблагодарил бы он тебя? Но Христос живет в каждом нищем брате твоем. Накорми его — вот настоящая заслуга перед Христом» - В.В.) спросить у сильных мира сего – зачем бедных людей мучаете? Но наше начальство говорит – «это политика», мол, зачем до нее опускаться…

И в этом, видимо, тоже был свой резон… Мы снова долго говорили с батюшкой, но опять ни к чему не пришли…

И глядя на проект очередного прекрасного суперхрама высотой почти сто метров (а возведение сопоставимого с ним Храма Христа Спасителя, по некоторым данным, обошлось в $500 миллионов, что по нынешнему курсу - больше 30 миллиардов рублей.) - я вспомнил об этой незавершенности.

И подумал – а ведь я до сих пор жду звонка батюшки.

Вдруг он нашел ответ?

Подпишись на наши новости в Google News!