Хорошего дня!
18

Александр Гамов: Ездить с Кобзоном в Донбасс и Сирию было страшно. Там стреляют, а он не боялся и пел «День Победы»

Обозреватель «Комсомольской правды» принял участие в передаче Первого канала, посвященной великому певцу [видео]

Иосиф Кобзон и Александр Гамов на Донбассе, декабрь 2015 года.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

31августа, 13.10

Фрагмент программы «Время покажет». Ведущие - Артем Шейнин, Анатолий Кузичев.

Артем Шейнин:

- ...Александр, вы много ездили вместе с Иосифом Кобзоном. У вас свои воспоминания...

- Я летал в Сирию с Иосифом Давыдовичем. И для него это была поездка - в ряду афганских. Потому что - такая же опасная.

Это была база «Хмеймим». Валентина Владимировна Терешкова тоже летала. Тогда был жив Валерий Михайлович Халилов - он выступал там с оркестром.

И Кобзон просто, мне кажется, был в таком приподнятом настроении... Его что восхитило по-настоящему? Вот он поет, это прямо на самом аэродроме. И вдруг во время концерта встает экипаж, уходит, на его место - другой. Над Кобзоном летят самолеты в это время.

Оркестр устает играть, садится Алексей Павлович Евсюков, аккомпаниатор Иосифа Давыдовича, народный артист России, с которым они десять раз были в Афганистане.и И Кобзон продолжает петь.

Концерт начался в обед, закончился поздно вечером, когда Терешкова сказала: «Иосиф, ребятам надо отдохнуть».

Вообще, с ним было очень страшно, честно скажу. Он десять раз был в Донбассе. Я ездил девять раз с ним. А страшновато с ним было потому, что он ничего не боялся.

В сентябре прошлого года последняя его поездка была, как раз после 80-летия, когда ему уже было тяжело, но все равно он отпел гигантский концерт в Кремле. И потом мы поехали в Луганск и в Донецк.

Так получилось, что мы с Володей Веленгуриным, нашим фотокором, убежали тогда в «самоволку»... (К линии соприкосновения сторон, где как раз шли бои.) А Кобзон, он вообще как маршал эстрады, не терпел, когда его не слушались, а мы без спроса убежали на передовую. Там - разбитый аэропорт, стрельба...

Мы вернулись, а Иосифу Давыдовичу нужно как раз нужно уже на сцену. Он говорит: «Где вы были?» Мы молчим. «На передовой?» - «Да». У него глаза так загорелись: «А это далеко?» Говорю: «Да нет, вот за углом, минут десять езды, и там уже стреляют». У меня было ощущение, что он сейчас сядет в машину и поедет туда. И здесь – третий звонок. И он так раз – и пошел петь на сцену.

Александр Захарченко вручает Иосифу Кобзону Звезду Героя ДНР, май 2015 года.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Вообще Кобзона там, в Донбассе, воспринимали как Спасскую башню. Несмотря на то, что у Иосифа Давыдовича стоял кардиостимулятор, он даже через рамки не проходил в аэропортах, - тем не менее постоянно носил с собой мобильник, который... звенел перезвонами Спасской башни. У него все время звонил телефон. Ему все время кто-то звонил. Идет Кобзон, а у него - Кремлевские куранты звонят.

Мне кажется, если бы мы у Иосифа Давыдовича спросили, зачем он туда, в горячие точки, ездил, - он бы не мог объяснить...

Артем Шейнин:

- Когда я служил, знал, что он приезжал в Афганистан. Я тогда еще задумался: он уже Кобзон. Он уже народный артист. Зачем - туда? Потом – зачем в Сирию?

Александр Гамов:

- Он бы не понял этого вопроса.

Он давал по два концерта в день. Его звали куда-то в ресторан, - а отказывается, он спит в гримерке... Спрашиваю его как-то: Иосиф Давыдович, а зачем вы в гримерке спите между двумя концертами? (Мы обедаем в ресторане, а Кобзон спит, дремлет.) Он не мог этого объяснить.

Спрашивал я его еще: как можно три тысячи песен знать наизусть? Он тоже не мог это объяснить. Он так жил...

Самая главная оценка Кобзона, если говорить о его поездках в Донбасс... Он, кстати, очень хвалил редакцию «Комсомолки», Сунгоркина - за то, что мы там выпускаем газету "Комсомольская правда" в Луганске и Донецке». Потому что, когда Иосиф Давыдович сам приезжал туда, оказывал помощь, а помощь эта от него шла постоянно, - он этим давал понять этим ребятам, жителям ДНР и ЛНР, что Россия их не бросит. И Россия их не бросила и никогда не бросит. Потому что они - они россияне.

И Кобзон даже песню «День Победы» там по-другому пел. Он заканчивал ее словами: «Победы вам!»... А в зале Гиви сидит, Моторола, израненный Захарченко на костылях, весь забинтованный.

Вообще там был другой совершенно Кобзон, не тот, которого мы видели в Думе или в Агинском округе. Он мог матюгнуться. Его солдаты понимали на блокпостах.

Мы не просто самолет инсулина привезли туда. У него помощники работали и сейчас будут работать, я уверен, постоянно. Туда постоянно идет помощь.

Вот как было? Кобзон проедет по корпоративам с концертами - по северам, чемодан с деньгами он везет туда. Я даже знал, сколько. Он говорил: «Только никому не говори». Он мне на пальцах показывал, сколько. И он отдавал это детдомам, школам.

Иосиф Кобзон такой заряд патриотизма внес в Донбасс. Такой, который никогда не иссякнет...

Иосиф Давыдович с президентом Владимиром Путиным по три с половиной часа после этого разговаривал. Он Путину говорил: «Надо брать их». (К себе, в Россию.

Артем Шейнин:

- Ответа на вопрос «почему?» у него не было, потому что он просто по-другому и не жил.

Александр Гамов:

- Вот как дышал, так и жил.

Анатолий Кузичев:

- Афганистан – это был выбор. А Спитак? Туда можно было послать? Нет. А Чернобыль? А «Норд-Ост»? Это был реальный шанс получить пулю от этих отморозков. И никто не может заставить. Ты можешь - только сам себя. Так поступает человек, который чувствует ответственность за свою страну, за свой народ.

Александр Гамов:

- Иосиф Кобзон в «Норд-Осте» был не один раз, а трижды. В Чернобыль он летал дважды.

У меня такое ощущение, что у нас образ Иосифа Давыдовича, - чем-то похожий на памятник. (Тот, что стоит в Донецке.) Кобзон всегда говорил: «Это не памятник, это скульптура. Когда я помру, это будет памятник, а пока это скульптура».

Это был живой человек. Первый наш въезд в Донбасс - после того, как там все разрушили... Я сидел рядом с ним в машине. Я впервые в жизни увидел, что он плачет. Когда - разбитые дома, пустые улицы, разбитая техника.

Иосиф Давыдович очень сильно переживал обо всем - эмоционально. Я вот думаю - если бы не было у него Афгана, Донбасса, Сирии, - он бы дольше прожил. Нам кажется, что это толстокожий человек. На самом деле для него это было такое эмоциональное испытание.

ФОТОРЕПОРТАЖ

Редкие фотографии Иосифа Кобзона

КСТАТИ

Кобзон на передовой: самые известные гражданские поступки народного артиста

На протяжении всей своей жизни Иосиф Кобзон первым летел туда, где людям была нужна помощь или товарищеская поддержка. Не будучи военным, он в полном смысле слова всегда рвался в бой, был человеком с передовой. Отсиживаться в тылах, подбирать выражения, лишний раз промолчать - это был не его стиль. «КП» вспомнила лишь некоторые из больших поступков Иосифа Давыдовича. Было их, конечно, куда как больше. (подробности)

ПРАВИЛА ЖИЗНИ

«Я сам себе судья»: 20 главных правил жизни Иосифа Кобзона

1. Я не хотел бы никакой другой жизни кроме той, что состоялась. Мне всегда хотелось быть первым. Я спешил на стройки Сибири, на целину, на Самотлор, первым из артистов полетел на остров Даманский, когда там случился конфликт с китайцами, первым был в Афганистане, Чернобыле. Я всегда считал, что певец в СССР больше, чем певец (подробности)

МЕЖДУ ТЕМ

Добрых дел до горизонта: Кобзон спасал храмы, покупал квартиры детдомовцам и помогал коллегам

Все, кто знаком с народным артистом СССР и депутатом Госдумы, знают, Кобзон постоянно кому-то помогал. Если от Иосифа Давыдовича что-то зависело, он использовал положение, авторитет, деньги и помогал, помогал, помогал. Вытянуть из певца хоть какие-то подробности о его добрых делах было практически невозможно. Скольким артистам, которые нуждались в медицинской, материальной, моральной поддержке, он бескорыстно и тихо помог? Только российская эстрада знает о сотнях таких случаев (подробности)

ВОСПОМИНАНИЯ

Как Иосиф Кобзон приехал из больницы в «Комсомолку»

Дело было в октябре 1998 года, когда бывшие комсомольцы, а бывшими они, как известно, не бывают, широко отмечали 80-летие ВЛКСМ. В «Комсомолке» тоже решили отметить – достойно, но в меру камерно, в стилистике традиционных «землянок». То есть сугубо аскетично: из напитков только водка из металлических фляжек, из закуски – вареная картошка, черный хлеб, сало и соленые огурцы (подробности)

СОБОЛЕЗНОВАНИЯ

Это был отец не только для собственных детей: знаменитости вспоминают Иосифа Кобзона

Иосиф Давыдович ушел из жизни. Он многие годы боролся. Его борьба была успешной до сегодняшнего дня. Тяжелейшее заболевание прервало его полет. Кобзону было 80 лет. Он был артистом, он был политиком, он большую часть жизни помогал людям. Коллеги певца вспоминают его в своих соцсетях (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Любимые женщины Иосифа Кобзона

На премьере ли, на банкете или ином светском мероприятии Кобзон неизменно появлялся с красавицей-женой Нелей. С ней он прожил счастливо почти полвека. Неля подарила ему наследников - сына и дочь, а те, когда пришло время, родили ему десять внуков. «Единственный человек, которого боится дед, - это бабушка Неля», - в одном из интервью признался кто-то из младших Кобзонов. Но такое признание скорее похоже на семейную байку. Свою Нелю Иосиф Давыдович обожал и носил на руках. Поэтому так трудно поверить, что прежде, чем встретить главную женщину своей жизни, Кобзон был дважды женат (подробности)

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео

Александр Гамов в передаче «Время покажет»

Подпишись на наши новости в Google News!

Читайте также