Хорошего дня!
11

Игорь Куринной: «Бураны» могли нести боевое дежурство в космосе со сверхточным оружием на борту»

27 августа не стало легендарного Игоря Ивановича Куринного – генерала-лейтенанта космических войск, в прошлом заместителя Председателя государственной комиссии по пилотируемому космосу

Денис Кравченко

Игорь Иванович Куринной – генерал-лейтенант космических войск. Фото из архива семьи И.Куринного

В интервью, которое он дал незадолго до кончины, Игорь Иванович рассказал о первом отряде космонавтов, секретах «Бурана», противостоянии с США.

Гагарин прошел 70 испытаний

- Гагарина выбрали вовсе не по каким-то эмоциональным причинам. В пользу него свидетельствовал объективный контроль, который постоянно вели приборы и специалисты. Ему пришлось пройти около 70 различных испытаний. И еще: в отряде как-то провели самодеятельный опрос: кому лететь? Гагарин ответил: «Бате». Так звали самого опытного – Павла Беляева. Все остальные сказали: «Гагарину».

Есть и другие истории. Одну такую мне рассказал второй космонавт планеты Герман Титов – мой очень большой друг.

Накануне запуска Сергей Павлович Королев решил показать космонавтам корабль, кабину, дать почувствовать им их ложемент. Это сейчас ложемент делается под каждого космонавта, а тогда делалось иначе – все кандидаты были одной комплекции, одного веса. На старт Королев привез шестерых кандидатов на полет (Гагарина, Титова, Николаева, Поповича, Быковского и Нелюбова) и приказал по очереди подняться в пристыкованный корабль. Когда пришел черед Гагарина, он подошел к лестнице, снял ботинки и в одних носках поднялся наверх.

Потом Сергей Павлович построил их, выслушал мнения по кораблю. А в завершение произнес: «Теперь послушайте, что я вам скажу. Видели, что сделал Юра? Вот как нужно относиться к труду наших ученых, наших рабочих, тех, кто придумал и построил корабль!»

Как мне Герман доказывал в свое время, это сыграло решающую роль. Ведь слово оставалось за Королевым, как за генеральным конструктором и техническим руководителем госкомиссии. 8 апреля состоялось заседание, где были рассмотрены кандидаты на первый полет. Выбрали Гагарина, дублером стал Герман Степанович. Они шли после комиссии молча, не разговаривали. Конечно, Герману хотелось быть первым, как и каждому человеку. Но двух первых мест не бывает. Герман был не завистливый, поздравил друга, пожелал удачи.

Был еще очень талантливый парень Григорий Григорьевич Нелюбов. Он также мог претендовать на №1. О нем редко не вспоминают. Как говорят, Никита Хрущев сказал как-то: «Был бы он Любов…». Жизнь сломала этого человека, он так и не полетел, был отчислен из отряда и вскоре трагически погиб…

С космонавтом Германом Титовым. Фото из архива семьи И.Куринного

ВТОРОЙ

- А Титов полетел…

- Считаю, Герман Степанович по-своему первый. Да, Юрий Алексеевич первым притронулся к космосу и пошел на риск из-за неиспытанной до конца техники. Сам ракетоноситель нормальный, а корабль нуждался в доработке. Когда закрывали люк, долго не гас индикатор, который показывал, что корабль негерметичен. И Королев сказал об этом сидящему в корабле Гагарину.

6 августа 1961-го, когда в полет отправился Титов, техника была вся та же. Королев предполагал отправить Германа на три витка, но было и другое мнение – запустить его на сутки. Сергей Павлович колебался, ведь первый полет продолжался всего полтора часа, и спросил Германа: выдержишь сутки? Тот ответил: выдержу! Благодаря его полету появилась возможность посмотреть на суточный цикл жизни человека в космосе: еда, сон, естественные потребности, работа…

- Он смог заснуть в этих условиях?

- Да, он спал, не очень сладко, но спал. Полет был тяжелый. Были сильные качки, колебался весь корабль. Никто не мог понять всех этих явлений. Разность температур – на солнечной стороне очень жарко, в тени корабль замерзал. Это же не современная МКС – красивейший дом!

У него было прекрасное чувство юмора. Однажды мы вместе с ним были в Москве в качестве делегатов съезда комсомола. Жили в гостинице Москва. Я, подполковник, приехал из далекого гарнизона, он – из Звездного городка. Выходим из гостиницы, он гордо идет со своей звездой героя. Смотрю, туча народу летит, обступили! Он начал давать автографы. Я пошел дальше, вдруг вижу: вся толпа за мной бежит, все суют ручки, блокноты. Говорю: я-то кто такой? Оказалось, Герман им сказал: что вы ко мне, я-то уже слетал, а вот он на днях полетит!

- А что в это время наши «друзья»?

- Первый полет астронавта был суборбитальным, то есть без выхода на орбиту искусственного спутника Земли. Просто вертикально поднимались над стратосферой, а потом приводнялись.

С космонавтами Левченко, Титовым и Манаровым, 1987 г. Фото из архива семьи И.Куринного

ГЕРОИ И ЗЕМЛЕНАВТЫ

- Слово «подвиг» в отношении космонавтов по-прежнему приемлемо?

- Космическая техника - это риск! Почему погиб Комаров – было много неполадок. Это был первый запуск нового «Союза». Спешили, ЦК требовал. Гагарин в то время был руководителем отряда космонавтов и готов был первым испытать новый корабль. О решении Гагарина доложили Хрущеву, но тот сказал: Гагариным рисковать не будем. Юрий Алексеевич стал дублером Королева. Говорят, Комаров знал о предстоящих неприятностях.

Пацаев, Волков и Добровольский – самая большая трагедия. Эта тройка полетела без скафандров, в спортивных костюмах. Они уже возвращались обратно, когда произошла разгерметизация – быстрая смерть…

- Есть такой шутливый термин «земленавты».

- Это я его придумал на Байконуре. Можно представить себе пирамиду, где на самом верху сидит космонавт. Например, боевой расчет готовивший к полету ракету Гагарина: 678 человек – 6 генералов и 268 офицеров, остальные солдаты и сержанты. Только двое гражданских! Огромное количество народа. Кто о них знает?

Был случай, когда на старте произошло страшное ЧП. Течь компонентов топлива, и оно загорелось. Огонь поднимался все выше. В корабле уже сидели в ожидании старта Владимир Титов и Геннадий Стрекалов. Оставались 3-4 секунды до взрыва, когда «пускающий» генерал Алексей Шумилин (в будущем получил Героя Соцтруда) мгновенно нажал кнопку САС, успел отстрелить космонавтов, спас их. Взрывом был разворочен весь пусковой стол и корабль. Какое должно быть умение и выдержка, чтобы так действовать в нештатных ситуациях!

БОЕВОЕ ДЕЖУРСТВО

- Вы были членом государственной комиссии по созданию и испытанию «Бурана». В 90-е нам внушали, что это неудачный проект, выброшенные деньги.

- Если у нашей страны нет потенциальных угроз, если нам не за чем беспокоиться о своей безопасности, то, наверное, да – такой проект не нужен. У «Бурана» были две главные цели народно-хозяйственная и военная, в интересах обороноспособности страны. Расскажу о второй.

Во-первых, у нас стояла и стоит задача сохранять и по необходимости пополнять нашу орбитальную группировку спутников. Большинство спутников могут служить долго, если их вовремя ремонтировать. «Буран» мог подойти к спутнику, специальная лапа забирала бы его на борт, а регламентная группа, например, меняла ему поврежденную плату и ставила обратно на орбиту. Это значит, что не нужно было делать новые спутники, ракетоносители, запуски и тратить миллиарды. Во-вторых, «Бураны» могли нести боевое дежурство, имея на борту сверхточное космическое оружие.

- Есть оружие, способное поражать цели с орбиты?

- Если обстановка потребует, наш народ и государство будут надежно защищены из космоса. Американцы тоже над этим думают. Программа СОИ, как бы она не называлась теперь, продолжается. Все космические державы следят за успехами и неудачами друг друга.

Увы, наша работа на годы остановилась. Пришел Ельцин и закрыл программу.

- «Бураны» были круче американских шаттлов?

- Намного круче, у них ракетоноситель - главное, а у нас «птичка» - главное. Одна автоматика! В 1988 году мы впервые запустили наш «Буран», он сделал два витка вокруг Земли в беспилотном режиме. На нем не было ни малейшей иностранной детали. Все отечественное - нашими умами, нашими людьми. Я отвечал за посадку, первый встречал. Тормозной путь у «Бурана», был меньше, чем у автомобиля. Комару в глаз сел - без пилота! Было предусмотрено двадцатикратное применение корабля. Мы сделали шесть штук, они должны были меняться на орбите.

Уверен, что мы возобновим работу над многоразовыми космическими системами. Головы для этого есть – могучая структура госкорпорации Роскосмос, академия Можайского, вузы.

- После операции в Сирии каждая домохозяйка в курсе, что у России есть воздушно-космические силы.

- ВКС – это современный надежный род вооруженных сил. Сегодня обороноспособность государства во многом зависит от военно-космических средств. Это третий союзник России, как армия и флот. Мы имеем в своем арсенале систему контроля и разведки космического пространства, систему предупреждения о ракетном нападении и противоракетный щит.

Мы полностью контролируем обстановку! И американцы тоже. Во время операции в Сирии наши ребята блестяще отработали целеуказание и разведку. Авиационные и космические формирования в тесном единстве с большой точностью поражали цели террористов.

- То есть мы выбираемся из ямы?

- Со всей ответственностью говорю, что Россия была, есть и останется великой космической державой.

Досье «КП»

Игорь Иванович Куринной родился 6 июня 1938 года в пос. Банное Славянского района Донецкой области.

Окончил Первое Ленинградское артиллерийское училище; Военно-политическую академию им. В.И.Ленина, ракетный факультет.

С 1958 по 1963 год проходил службу в Ракетных войсках стратегического назначения (РВСН) Вооруженных Сил СССР.С 1962 по 1963 год – выполнял специальное правительственное задание на Кубе в период Карибского кризиса.

С 1967 по 1971 - начальником отдела в Политуправлении РВСН.

С 1971 по 1975 – начальник Политического отдела 50-й ракетной дивизии.

С 1975 по 1984 – первый заместитель, затем член Военного Совета – начальник Политического отдела 50-й ракетной армии.

С 1984 по 1992 год - член Военного совета – начальник Политического управления Военно-космических сил, заместитель председателя Государственной комиссии по пилотируемому космосу, член Государственной комиссии по созданию и испытаниям МКС «Энергия-Буран».

Подпишись на наши новости в Google News!

Читайте также