Хорошего дня!
289

Борис Надеждин: «До дефолта страну довели не Кириенко с Чубайсом, а коммунисты»

Бывший помощник главы правительства вспоминает, как все было 20 лет назад

Ярославль, октябрь 1998 года. Участники Всероссийской акции протеста профсоюзов на центральной площади города. ФОТО Метелица Сергей/Фотохроника ТАСС

Главной причиной дефолта 1998 года была гигантская дыра в бюджете. Но как она образовалась? И почему богатейшая страна мира оказалась в таком положении? Виной всему были не только низкая цена на нефть и пирамида ГКО, но и политический кризис, бушевавший в стране. Своими воспоминаниями о тех днях в откровенном интервью «Комсомолке» поделился Борис Надеждин, президент Института региональных проектов и законодательства, который в 1998 году был помощником премьер-министра Сергея Кириенко.

«МОНЕТИЗАЦИЮ ЛЬГОТ И СОКРАЩЕНИЕ РАСХОДОВ НУЖНО БЫЛО ПРОВЕСТИ РАНЬШЕ»

- Борис Борисович, на ваш взгляд, в чем была главная причина дефолта? Кто и когда допустил фатальную ошибку, которая привела к краху?

- Мина под названием «дефолт», которая взорвалась в 1998 году, была заложена еще в начале 90-х, когда Ельцин стал проводить рыночные реформы, а Верховный Совет и потом Госдума всячески их тормозили…

Борис Надеждин.Фото: Михаил ФРОЛОВ

- Ну это вы издалека зашли...

- И неспроста. Объясню, что имею в виду. Если вы переходите к рыночной экономике в условиях, когда только что рухнуло советское государство и обанкротилась плановая экономика, в стране полный бардак. Налоги никто не платит. Все работают кто в серую, кто в черную. Предприятия встают. В таких случаях, если у государства есть политическая воля, то проблему можно было бы решить. Нужно было провести необходимые в условиях рыночной экономики законы. Но Госдума, большинство в которой с 1993 года было у коммунистов, блокировала все попытки правительства исправить положение.

- О каких законах речь?

- О сокращении государственных расходов, чтобы сбалансировать бюджет. Например, о той же монетизации льгот, которую провели уже в 2000-е. В начале 90-х в стране очень многое с советских времен было бесплатным, например, образование и здравоохранение, или стоило чисто символически, например, квартплата. Огромное количество людей – миллионы военных, сотрудников правоохранительных органов, десятки миллионов ветеранов – имели льготы, которые никто не компенсировал ни врачам, ни организациям ЖКХ. В государственном бюджете концы с концами никак не сходились. Чтобы покрыть дефицит, до 1993 года просто печатали деньги. Ценой тому была гиперинфляция. С 95 - 96 года инфляцию относительно подавили, но пошла оборотная сторона - масштабные неплатежи. Денег не хватало, процветал бартер. Бюджет был остро дефицитным. Такая ситуация длилась несколько лет. Дыру удавалось закрывать только при помощи выпуска государственных краткосрочных обязательств (ГКО). Если упрощенно, государство собирало налогов на 70 рублей, а распределять приходилось 100 рублей, в том числе на зарплату бюджетникам, на пенсии, на расчеты с предприятиями по госзаказу. Недостающие 30 рублей государство занимало. Получался снежный ком. С каждым месяцем мы платили все больше процентов. Плюс нефть резко подешевела – средняя цена за 1997 год была $20 за баррель, а в 1998 году опускалась и ниже $10. Это усугубило ситуацию.

«НАМ СКАЗАЛИ: «РЕБЯТА, СПАСАЙТЕ СТРАНУ!»

- Что произошло после этого?

- Дальше началась политическая игра. О том, что крах неизбежен, в Кремле поняли в начале 98-го года, когда правительство возглавлял еще Виктор Черномырдин. Ельцина убедили отодвинуть его в сторону и поставить во главе правительства 35-летнего Сергея Кириенко, только недавно переехавшего из Нижнего Новгорода в Москву. Неизбежный кризис тогда бы удалось списать на «младореформаторов», и потом на белом коне вернуть Виктора Степановича в правительство, а впоследствии сделать наследником Ельцина. Это я уже позже понял. А тогда нас собрали и сказали: «Ребята, вся надежда на вас, спасайте страну!» Шахтеры уже вовсю касками стучали у дома правительства. И все ключевые фигуры во главе с Кириенко днем пахали в Белом доме, а по ночам и в выходные собирались на правительственной даче и готовили антикризисный план.

- Что было в этом плане?

- Нужно было урезать расходы. Другого варианта не было. Еще этот план предполагал переговоры с кредиторами насчет рассрочки. Если бы это получилось, то дефолта могло и не быть. Думаю, мы бы дотянули до начавшегося позже роста цен на нефть. Но Дума наши законопроекты заблокировала и в июле 98-го разошлась на каникулы. Помню, я лично клал эти проекты на стол тогдашнему спикеру Госдумы Геннадию Селезневу. Но он отвечал: «Мы не позволим урезать расходы и льготы! Отстаньте от народа!». В итоге в августе мы встали перед выбором. Либо мы отдаем деньги держателям ГКО и не платим пенсии и зарплаты. Либо продолжаем платить пенсии и зарплаты, а кредиторам сообщаем, что у нас для них неприятная новость. Российское государство, естественно, выбрало второй вариант.

Вот такие очереди выстраивались у банков после дефолта. Люди часами стояли в надежде вернуть свои вклады. Но большинство потеряли все сбережения. Доверие к рублю и банковской системе было подорвано надолго. Фото: Ираклий ЧОХОНЕЛИДЗЕ/ТАСС

«ГАЙДАРА И ЧУБАЙСА НАЗНАЧИЛИ КРАЙНИМИ»

- Тяжело было принимать такое решение, которое, по сути, делало страну банкротом?

- В ночь перед объявлением дефолта ключевые фигуры финансового блока собрались в Белом Доме и договорились о том, как это сделать с минимальными потерями для репутации государства. Мне и спичрайтеру президента Андрею Вавре было поручено написать обращение Ельцина. Позвали Гайдара и Чубайса. Им, как всегда, поручили самое неприятное. Они должны были сесть за телефоны и обзванивать лидеров мировых финансовых центров, которые вложили деньги в наши ГКО. И говорить им примерно следующее: «Простите нас, пожалуйста, у нас учителя и шахтеры, отдать вам деньги не можем».

- Почему именно их выбрали для этого?

- Только они имели возможность говорить с финансовыми лидерами любой страны по личным телефонам - везде выходной, а в Европе вообще ночь на дворе. Егор Гайдар с этой ролью справился, и как мог смягчил удар. К нему на Западе хорошо относились. Но можно только представить, что он слышал в ответ.

- Что было дальше?

- Дальше была совершенно изумительная история. Рано утром мы передали в Кремль текст президентского заявления. А оттуда ответ: президент ничего не будет говорить, вы уж как-нибудь сами. И тут мне все стало ясно. Идея была такая: мол, дефолт объявили проклятые младореформаторы, на них все в итоге и спишут. На тех людей, которые, наоборот, пытались спасти страну. В итоге заявления о дефолте сделали премьер и председатель Центробанка Сергей Дубинин. Ну а дальше вы все знаете: дефолт, отставка Кириенко, падение рубля. Нас сделали крайними, с этим клеймом мы до сих пор и живем, постоянно в телепередачах я слышу в свой адрес «это вы все развалили в лихие 90-е!».

«Вот с такими словами 17 августа 1998 года должен был обратиться к стране Борис Ельцин. Но в Кремле тогда решили сделать крайним «правительство младореформаторов». Фото: Из личного архива Бориса Надеждина

«В итоге тезисы этого заявления озвучили премьер, министр финансов и глава Центробанка. Пометки на полях сделаны рукой Егора Гайдара». Фото: Из личного архива Бориса Надеждина

«КРИЗИСА МОГЛО БЫ И НЕ БЫТЬ»

- А кто на самом деле виноват?

- Кризис устроил не Кириенко, а коммунистическая Госдума. Если бы депутаты приняли законы из антикризисной программы Кириенко, такой катастрофы не было бы. Но коммунисты играли в игру «чем хуже, тем лучше, Ельцин во всем виноват и должен уйти» - до следующих выборов Госдумы и президента оставалось чуть больше года. Поэтому полномасштабный кризис был им на руку. Они хотели полностью захватить власть и сделать Зюганова президентом на выходе из кризиса, когда хуже уже точно не будет.

- Тем не менее все закончилось относительно удачно. Рубль обвалился, наша продукция стала конкурентоспособной, нефть потихоньку пошла в рост. Может, как в поговорке, «да несчастье помогло»?

- Есть еще такая легенда. Мол, младореформаторы все развалили. А потом пришел Примаков, и все заколосилось. Но когда курс рубля падает втрое, то наша продукция сразу становится востребованной. Кстати, курс упал втрое не в августе, когда мы дефолт объявили, а в сентябре, когда Госдума прокатила возврат Черномырдина в премьеры и стало ясно, что кризис не только финансовый, но и политический. Примаков действительно смог реализовать эту возможность, надо отдать ему должное. Плюс рост цен на нефть начался. Но, думаю, не будь дефолта, наша экономика начала бы расти гораздо раньше, а миллионы людей не потеряли бы свои сбережения.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Дефолт 1998 года в России: какие уроки мы извлекли из финансовой катастрофы 20-летней давности

17 августа 1998 года Россия объявила дефолт и страна стала банкротом.

Немного странный юбилей: 17 августа 1998 года правительство младореформаторов выбросило белый флаг. Реформировать запущенную экономику страны не получилось. Пришлось объявлять дефолт. «Комсомолка» вместе с экспертами проанализировала, какие выводы мы сделали из катастрофы 20-летней давности и не повторится ли эта ситуация вновь (подробности).

Подпишись на наши новости в Google News!

Читайте также