Хорошего дня!
51

Президент Игорь Додон: В Евросоюз Молдова не попадет еще лет двадцать

Молдавский президент рассказал, чем сейчас живет его страна

Президент Додон обещает промолдавскую власть в союзе с РоссиейФото: Алексей БОЯРСКИЙ

Мафия и олигархи, цыгане и старообрядцы, “русские” и “румыны”. Как живет Молдова и непризнанное Приднестровье, выяснял наш корреспондент Алексей Боярский. А заодно взял интервью у президента Молдавии...

- Молдова четверть века на распутье между Европой и Россией. Тем не менее, медленно, но верно движется в сторону Европы. Это так?

- Последние 7-8 лет проевропейские партии поставили перед собой цель, чтоб Молдова шла в Европейский Союз. Некоторые более радикально смотрят – Молдова должна стать частью Румынии. Говорят, что она должна войти в НАТО. Радует, что подавляющее число граждан все эти стремления не поддерживает. К сожалению, последние 8 лет была не только проевропейская политика, но и антироссийская. Моё мнение: Молдова может сохранить свою государственность, только если будет нейтральной страной, в дружеских отношениях с Западом и Востоком, восстановит стратегическое партнерство с РФ. Без стратегического партнерства с Россией Молдова потеряет свою государственность. Надеюсь, что после следующих парламентских выборов в Молдове сформируется промолдавская власть. То, чего не было все эти 26 лет: была либо пророссийская, либо проевропейская.

ДА, ДЕНЬГИ РАЗВОРОВАЛИ

- Евросоюз дает деньги на реформы, на инфраструктурные проекты, на строительство дорог. То есть, помогает деньгами. Россия помогает, лишь открывая свой рынок сбыта. Вы согласны?

- Немножко не так. Знаете, я сторонник принципа: отдайте нам удочку, а рыбу мы сами поймаем. Да, Молдове дают денег больше, чем давали раньше. За последние 7-8 лет получила рекордные деньги: несколько миллиардов долларов в виде кредитов, грантов, других программ. Но куда эти деньги уходили? Для граждан Молдовы большинство этих денег не дали никакого эффекта. То, что дают деньги на прямые вливания в госбюджет, ведет к превращению в банановую республику. В этом году в доходной части бюджета 30% - внешние источники. Это очень опасно для государства: чем больше зависимость от внешних ресурсов, тем легче чтоб внешние партнеры доноры диктовали свою политику внутри страны. Для нас намного важнее, чтобы нам дали возможность самим зарабатывать – это рынок, российский рынок.

Резиденция президента Молдовы, практически, не охраняетсяФото: Алексей БОЯРСКИЙ

- Заметную часть денег вам давали именно на создание «удочки» - на инфраструктурные проекты, способствующие развитию реформы законодательства. Эксперты утверждают, что эти деньги разворовали

- Все эти 7-8 лет наши западные партнеры поддерживали коррумпированные правительства в Молдове, исходя из своих геополитических интересов. Да, если бы были какие-то реформы… За такие деньги, за такие бабки, как говорят, можно было реформировать Молдову полностью. Но когда западные партнеры давали деньги, они же видели, что ничего в Молдове не происходит. А правительства молдавские шантажировали Запад: закрывайте глаза на нашу коррупцию, на то, что мы воруем ваши деньги, потому, что если вы не будете нас дальше поддерживать, придут пророссийские силы к власти. Запад уже несколько раз подряд на эти грабли наступал. И сейчас опять наступает. Именно из-за этого в Молдове за последние 7 лет упало доверие к Западу. Очень странная картина: в 2009 году за европейскую интеграцию было 70%, за эти 7-8 лет Запад дал огромные деньги, а в ответ поддержка европейского вектора упала почти в два раза.

- Эксперты называют Молдову монопольно-мафиозным государством. Вы с этим согласны?

- Конечно, согласен. Когда Демократическая партия взяла на выборах 17% доверия населения, а после этого путем махинаций создала парламентское большинство, контролирует больше 60 депутатов (из 101 – прим. ред.), то это ненормально. Любой клан в любой стране слишком долго не держался. Думаю, в 2018 году на парламентских выборах это закончится.

Народ голосовал не за социалистов, а против западниковФото: Алексей БОЯРСКИЙ

- Если на следующих выборах ваша партия получит парламентское большинство, контроль над правительством, вы откажитесь от текущей европейской помощи, от этих 30% в бюджете?

- Хочу использовать слово не «если», а «когда». Конечно, некоторые соглашения с Евросоюзом нужно пересматривать. Свободная торговля с ЕС, по крайней мере, по некоторым товарным позициям для молдавской экономики губительна. По тем важным для нас товарам агропромышленного комплекса нужно отказаться от свободной торговли с ЕС. К нам попадают товары, которые мы можем сами производить здесь. Нужно будет полностью либерализовать наши поставки на рынки ЕврАзЭС, в частности, на рынок РФ. В начале апреля я подписал меморандум о сотрудничестве с Евразийской экономической комиссией. Мы подали заявку, чтобы получить статус наблюдателя ЕврАзЭС.

- Вступление в ЕврАзЭС исключает участие в ЕС – быть членом обоих союзов невозможно

- Одно исключает другое. Молдова не станет членом Евросоюза. Как минимум, ближайшие 10-20 лет. Это признают сами европейцы. Из Брюсселя мы слышим четкий сигнал: «ребята, даже не надейтесь». Станет ли Молдова членом каких-то экономических интеграционных проектов на постсоветском пространстве - решит народ на референдуме.

Догнать Европу Молдове непростоФото: Алексей БОЯРСКИЙ

РОССИЮ У НАС ЛЮБЯТ

- Три года назад границу в аэропорту Кишинева я прошёл мгновенно, а в этот раз мне, как гражданину России задавали кучу вопросов, проверяли. Что изменилось в восприятии России за это время?

- У нас как считали Россию дружественным государством 60-65% населения, так и осталось. Увеличилось количество граждан, желающих вступления в ЕврАзЭС. Восприятие враждебности, которую вы почувствовали, связано больше с региональной и мировой ситуацией, геополитической борьбой между США и РФ. Странно, маленькая страна – причём здесь борьба гигантов? Нынешние молдавские власти попытались использовать новую струю внешней политики, чтоб показать свою прозападность и антироссийскость. Чтоб понравиться западным кураторам, они стали проводить жесткую антироссийскую политику. Это касается депутатов, журналистов, политологов, общественных деятелей, которых начали останавливать на границе, некоторых даже разворачивать. Пытаются понравиться американцам. Закончится тем, что Запад их использует для своей борьбы против России, а потом сольёт, как это было с многими в этом регионе. Чем ближе к парламентским выборам в 2018 году, тем больше будет геополитических баталий здесь внутри.

В Молдове бедно,но спокойноФото: Алексей БОЯРСКИЙ

ПРИДНЕСТРОВЬЕ ВЕРНЕТСЯ

- Не могу не задать вопрос про Приднестровье. Что, по вашей оценке, будет с ним в ближайшие 25-50 лет?

- Думаю, в ближайшие 3-5 лет Приднестровье будет составной частью Молдовы – приднестровская проблематика исчезнет с повестки дня. Приднестровье де-юре и так часть Молдовы, но оно вернётся де-факто на правах субъекта федерации, либо широкой автономии. С сохранением всего, что у них есть. Это единственный выход. Кто этого не хочет? Не хотят некоторые политические элиты на левом берегу (в Приднестровье – прим. ред.), которые думают, что можно этот режим держать дальше. Когда можно получать деньги из бюджета России, не платить за российский газ. И на основании этого, не делая ничего для экономики, не делая серьезных вещей внутри страны, как-то держаться на плаву. Категорически не хотят некоторые силы в Румынии. Понимают, как только Молдова будет объединена, никакой аннексии Бессарабии, как они говорят, не будет. Это крест на любых проектах Великой Румынии. Категорически не хотят некоторые западные круги: как только мы объединим Молдову, эта территория никогда не станет частью НАТО. Есть противники и в Кишинёве, есть и в Москве некоторые силы, которые очень хорошо эти 25 лет зарабатывали на приднестровском направлении. Есть серьезные схемы контрабанды, в которые вовлечены и Кишинёв, и Тирасполь, и Украина. А с точки зрения восприятия простых людей, у нас нет проблем, как на Украине или Армении-Азербайджане. Практически, люди живут вместе.

Есть очень большое «но» - власти на правом берегу (Молдова. – прим. ред.). Сколько времени в парламенте или правительстве главную скрипку будут играть те, кто говорит, что мы должны войти в НАТО и стать частью Румынии, никакого диалога с Приднестровьем по политическому урегулированию не будет. Но после выборов ситуация изменится. А политические элиты, царьки, которые привыкли на газовых долларах или бюджетных деньгах РФ строить свой бизнес, при этом часть этих денег ворованных держать в офшорах на Западе… Всё это закончится – дело времени. Того, что было 25 лет с точки зрения этих схем, дальше не будет. Чем быстрее политические элиты с левого берега поймут, что ситуация поменялась, что нужно садиться за стол переговоров и смотреть, что будет через 4-5 лет, как всё таки объединить страну… Мы готовы признать всё, что у них есть на левом берегу.

- Вы готовы признать их собственность, приватизацию предприятий Приднестровья, которые Молдова сегодня считает своими государственными, например, КВИНТ, Тиротекс?

- Уверен, этот вопрос может быть решён. Так чтоб те, кто работает на левом берегу, тоже были довольны. Пересмотреть всё, что было за 25 лет в Приднестровье сейчас, конечно, нереально. Нужно исходить из ситуации, которая есть сейчас.

- Каждый новый президент Молдовы обещал решить проблему Приднестровья. И вы обещаете. В Приднестровье сложилось иная законодательная система. Вам придется переварить выросшее в иной ментальности население, решать вопрос с выводом российской армии, а значит вывозом вооружений.

- Нет сложностей решить эти вопросы, если есть желание. Главное, у нас нет ненависти между гражданами с левого и правого берегов.

- Вопрос независимости Приднестровья во многом связан с позицией России. Политологи видят Молдову заложником нынешней ситуации с Приднестровьем, при которой она не может к Румынии присоединиться, и со вступлением в Евросоюз сложности. Некая гиря, которая не даёт уйти на Запад...

- Мне не нравится слово «гиря». Приднестровье может быть гарантом и якорем молдавской государственности и нейтральной Молдовы.

- Хорошо, якорь. Но Россия отпустит Приднестровье только, если будут гарантии, что Молдова останется с Россией.

- Два основных условия политического урегулирования: нейтралитет Молдовы и право на самоопределение Приднестровья, если Молдова теряет государственность. На этих двух принципиальных условиях можно строить общую государственность.

- Присоединении Молдовы к Румынии очень дорогой проект. Румыния действительно хотела бы присоединить Молдову, если последняя согласится?

- Такие планы есть в головах политических элит Румынии. Реально это или нет? На данном этапе, конечно, нет. Но они системно работают на будущее, работают с нашей молодежью. И этим вопросом нужно очень серьезно заняться на государственном уровне. Я уже выступил с инициативой, чтобы мы на законодательном уровне запретили все общественные организации и партии, которые выступают за ликвидацию Республики Молдова.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Не винная Молдавия: как республика превратилась в мафиозное государство

Мафия и олигархи, цыгане и старообрядцы, «русские» и «румыны». Как живут Молдова и непризнанное Приднестровье, выяснил наш корреспондент Алексей Боярский, не без труда проникший в Молдавию. А заодно взял интервью у двух президентов...

Писатель за коньяком

Мой запрос об интервью с нынешним теневым хозяином Молдовы Владимиром Плахотнюком, переданный по неофициальным каналам, услышали. И визит в страну в некотором роде был согласован. Однако организовавшие контакт молдавские коллеги настоятельно рекомендовали при въезде скрыть, что я журналист. «Наверху не против твоего визита, но у нас такой бардак: какой-нибудь вахтер на границе проявит бдительность, и вынесут, как Асламову (месяц назад нашего спецкора Дарью Асламову грубо не пустили в Молдавию. - Ред.). Разберутся, когда уже успеют депортировать». Поэтому в аэропорту Кишинева на вопрос пограничницы о цели поездки я ответил: «Туризм». Назвал отель, где забронировал номер. На этом ей бы поставить штампик в паспорт и вызвать следующего. Так происходило во всех странах, где я бывал, от Турции до Аргентины (подробности).

Не винная Молдавия: зачем молдаванину румынский паспорт. Часть 2

ГРАЖДАНЕ В КАВЫЧКАХ

В Кишиневе обедаю с местными коллегами. За столом гагауз, молдаванин, болгарин, украинец, русский. Для полного комплекта не хватает только цыгана.

Они не договаривались: такой слоёный пирог типичен для Молдовы. «Молдаван» более 75%. Почему в кавычках? Да потому, что споры считаться молдаванами или румынами, называть свой язык молдавским или румынским, не утихают последние 27 лет. Противоречие даже на уровне двух основополагающих документов: в Декларации независимости государственным языком значится румынский, а в Конституции – молдавский. С 1918 по 1940 годы большая часть территории нынешней Молдавии входила в состав Румынии. И сегодня здесь бок о бок живут те, кто «пережил румынскую оккупацию», и те, кто «пережил советскую оккупацию». Родители председателя Национально-либеральной партии Виталии Павличенко относятся ко вторым. И сама она борется за объединение «двух румынских государств». (подробности)

Не винная Молдавия: Как живет страна и непризнанное Приднестровье

НА ЛЕВОМ БЕРЕГУ

«Если возьмете интервью у президента Приднестровья, высок риск, что в Молдову больше не впустят – в аэропорту поставят в паспорт штамп о депортации и запрет въезда на 5 лет. Пополните список из 4 тыс. персон нон грата, - предупреждали меня сотрудники госаппарата Молдовы. – Пообщайтесь лучше с кем-нибудь из приднестровских экономистов – претензий не будет». Мне нравится бывать в Молдове, но профессиональная гордость взяла верх. (подробности)

Подпишись на наши новости в Google News!