Хорошего дня!
143

Донорство органов: почему мы не готовы отдать себя другим после смерти

В Америке донорами органов в случае внезапной смерти согласны стать почти сто процентов граждан. На Западе - около 70 процентов. Россиян эта тема пугает, вопросы ставят в тупик. Почему?

Ежегодно в мире проводятся десятки тысяч трансплантаций. И каждая из них жизненно важна.Фото: Алексей БУЛАТОВ

Тема посмертного донорства органов всегда вызывает массу откликов. Большинство из них негативные, мол, не отдам я вам свои органы, они только мои!

ЭТО «КУЛЬТУРНЫЙ ЛАГ»

Первая волна опросов прошла в 2012 году, когда обсуждался новый закон о донорстве, предложенный Минздравом РФ. Тогда, согласно опросам Левада-Центра, посмертными донорами согласились быть чуть больше 40 процентов россиян, 37 процентов были категорически против, остальные затруднились с ответом. В тот момент принятие закона отложили, в старый закон 1992 года были внесены небольшие коррективы.

Следующая волна опросов прошла в прошлом году, когда опять начали обсуждать возможность принятия нового закона о трансплантации в расширенной редакции. Все-таки медицинские реалии сейчас диктуют необходимость более точных формулировок. И опять заметно, что такие вопросы людей обескураживают. Так, согласно опросу ВЦИОМ, 64 процента опрошенных считают, что трансплантация возможна только при наличии предварительного согласия умершего стать донором. 65 процентов уверены, что нужно спрашивать согласие родных. И лишь 24 процента считают, что согласия никакого не нужно, ведь дорога каждая минута.

Вот так прокомментировала результаты опроса директор специальных программ ВЦИОМ Елена Михайлова : «Сегодня наблюдается «культурный лаг» (сбой - прим. Ред.), серьезный разрыв между научными достижениями, технологическими решениями - и готовностью общественного сознания к их внедрению. Острые дебаты возникают при обсуждении вопросов клонирования и трансплантации, вживления микрочипов в тело человека. Рациональность, экономическая целесообразность в подходах к решению этих вопросов вступают в конфликт с моралью. Тема смерти человека остается важным вопросом человеческой этики».

Между тем, другой опрос по заказу проекта «Даруя жизнь» показывает, что большинство россиян - 55 процентов - полагают, что все же допустимо использовать органы умерших доноров. При этом также большинство считают, что допустимо прижизненное донорство за вознаграждение.

Милосердие важно проявлять не только в жизни, но и после смерти. Посмертное донорство - проявление именно такого милосердия.

НАМ НЕ ХВАТАЕТ «ЭФФЕКТА ГРИНА»

Между тем, картина в США, на Западе совершено иная. В штатах вообще введена идея испрошенного согласия: в правах, которые американцы получают в 16 лет, изначально стоит штамп о согласии или несогласии на использование органов после смерти. Причем, в 99 случаев - это «да».

В большинстве стран на Западе, так же как и у нас, действует «презумпция согласия». То есть человек после смерти может стать донором органов, если он не выразил своего несогласия при жизни. Общественные опросы показывают, что это устраивает почти всех: 70 процентов опрошенных изначально готовы быть донорами органов. Но в большинстве стран существует регистр отказов, которого у нас нет, он может быть введен в России только в том случае, если будет принят законом. В регистр отказов можно будет внести несогласие граждан быть посмертными донорами органов, выраженное ими при жизни. Это не противоречит «презумпции согласия», которая будет продолжать действовать, как и в других цивилизованных странах.

Причем, донорство и трансплантацию органов поддерживают все конфессии, находящиеся на территории России. Православная церковь напрямую говорит, что это дело богоугодное.

Почему же столько сомневающихся?

- Возможно, дело в социальной незрелости нашего общества, - осторожно подбирает слова клинический психолог Наталья Рязанова. - Ведь и американцы, и наши западные соседи тоже не сразу пришли к пониманию того, что их тело, их органы даже после их смерти могут спасти чьи-то жизни. Для нашего человека более свойственно пожалеть, поплакать, дать денег, обнять, то есть проявить участие при жизни. Пока понятие «милосердие» и «благотворительность» не распространяется на донорство. Возможно, это какие-то глубинные страхи, связанные с народными приметами - нельзя выкидывать свои волосы, зубы просто так, чтобы порчу не навели. А тут целое сердце кому-то отдать...

На перелом массового сознания может повлиять какой-то очень яркий случай, как случилось в Италии в начале 90-х годов. Юный американец Николас Грин попал под шальную пулю, врачи ничего не смогли сделать, констатировав смерть мозга. Его убитые горем родители сказали, что жертвуют органы тяжело больным людям. Они спасли шесть человек...

Пораженные этим поступком, итальянцы на следующий год изъявили массовое желание стать донорами. До сих пор в Италии проводится больше всего операций по трансплантации. Там спасают почти сто процентов нуждающихся в пересадке людей.

У нас - едва ли десятая часть...

КОММЕНТАРИЙ Мининой Марины Геннадьевны, руководителя Московского координационного центра органного донорства ГКБ им. С.П. Боткина ДЗМ, доктора медицинских наук.

Сама модель «презумпции согласия», кстати, действующая во многих странах, предусматривает, что при жизни человеку предоставляется возможность выразить свое несогласие относительно донорства органов после смерти и зафиксировать это в соответствии с утвержденной государством процедурой. На сегодняшний день у нас нет Регистра отказов от посмертного донорства органов, вместе с тем, хорошо известно, что Закон о трансплантации 1992 г. провозглашает в России «презумпцию согласия» на посмертное донорство. Проект нового федерального закона о донорстве органов и трансплантации, подготовленный Минздравом РФ, восполняет данный пробел, предусматривая Регистр отказов для граждан. Важно понимать, что для человека возможность регистрации своего отказа при жизни является важным фактором, формирующим доверие к процедуре посмертного донорства. А доверие отдельного человека и общества в целом к такому сложному направлению, как донорство органов и их трансплантация, является главным условием их развития в государстве. Именно недоверие рождает мифы и домыслы о том, что пациента с тяжелой травмой или заболеванием не спасают с целью использования его органов для трансплантации. Глубокое заблуждение. Даже когда исчерпаны все возможности лечения и констатирована смерть мозга пациента, реанимационные мероприятия продолжаются, просто после смерти они уже не носят лечебного характера, а направлены на поддержание органов человека с целью их последующей трансплантации. Процесс донорства органов имеет сложную организацию и требует детального нормативного регулирования для соблюдения баланса прав всех участников этого процесса. Кому-то проект нового федерального закона кажется «перегруженным», на самом деле, он учитывает и детализирует каждый этап процесса донорства органов и их трансплантации. Эти направления - сложные и деликатные, и поверхностный или упрощенный подход здесь не допустим.

Подпишись на наши новости в Google News!

Читайте также