Хорошего дня!
59

Дневник трижды мамы: “Все трое делают такие лица, будто их сейчас будут кормить омарами и поить дорогим шампанским”

Продолжаем публиковать записки Анастасии Аксяновой. Часть шестая, про добровольных помощников, прикорме и пюре из кабачков [видео]

Чтобы не потечь чердачком, тройню следует смотреть, как мультфильм. И себя в нем представлять одним из персонажейФото: Анастасия АКСЯНОВА

Читать Пятую часть Четвертую часть, Третью часть, Вторую часть, Первую часть и Вступление

***

Умерьте гордость! - говорили они - Не отказывайтесь от помощи!

Я сначала немножко удивилась. А потом у меня в голове, как в калейдоскопе, начали складываться картинки.

***

Вот в кадре баррикады из использованных подгузников. Над ними, как французская Свобода, парю я. Правая сиська, слегка погрустневшая от грудного вскармливания, обнажена. В руках я крепко сжимаю древко знамени, сделанного из старой, фланелевой пеленки в разноцветных мишках. Позади меня такие же, как и я, многодетные мамаши варят кашу из остатков недогрызенных детьми сушек. Красивая колыбельная плывет над площадью - самая голосистая из мамаш поет, помешивая бурду в котле. В сотне метров от нас захлебнулась атака желающих помочь - ветер дует в их сторону и баррикады из использованных подгузников делают свое дело. А у нас передышка, мы с подветренной стороны.

Продолжаем публиковать записки Анастасии АксяновойФото: Анастасия АКСЯНОВА

***

Или вот я стою среди разрушенного города. Тут и там пожары. Людей не видно. В общем, все примерно как в Обители Зла. В центре кадра стою я. Глаза красиво подведены сажей. Взгляд решительный и притягательный, как у Милы Йовович. На мне кожаные штаны и модная майка-алкоголичка. От майки пахнет кисленьким - вместо крови врагов и героически павших последователей, на ней многочисленные следы от срыгиваний. В руках у меня автоматическое оружие. Вокруг пояса - несколько оборотов ленты с патронами. Камера поворачивается на 180 градусов. Там, в начале улицы, сверкая обезумевшими глазами, стоят они - желающие помочь. Среди тишины покинутого людьми города слышен леденящий душу шепот "Не отказывайтесь от помощи.. Не отказывайтесь от помощи...". Еще мгновение и они атакуют. Я начинаю яростно отстреливаться.

Безумие, скажете вы? Нет! Жизнь. Ежедневная рутина бабы, принципиально отказывающейся от помощи. Каждое утро, выходя на балкон, я разгоняю желающих погулять с коляской и посидеть с детьми, пока я посплю. Слов они не понимают, поэтому приходиться поливать их помоями. Супруг меня поддерживает, изредка швыряя в сердобольных огрызками от яблок и пустыми бутылками из-под пива. Не знаю, долго ли мы сумеем сдерживать осаду.

***

Близнецы сегодня продемонстрировали пример слаженной, командной работы, когда под утро пытались сделать мне face off (автор имеет ввиду “оставить без лица” - Ред.). Для начала, они в течение последних двух недель ловко устраивали так, что единственным шансом родителей на поспать с трех до шести утра, стало перемещение двух скандалистов в супружеское ложе. Как только два орущих кабачка оказывались в кровати, так сразу наступали тишина и покой. И вот сегодня они наконец-то показали свои истинные намерения. Я проснулась от того, что четыре маленькие клешни тянули мое лицо в разные стороны. Благо, молодая уже не молода и тургор кожи позволяет основательно ухватиться. Точнее, три клешни тянули, а одна выдавливала. Глаз мой выдавливала. Зачем мне левый глаз, правда? Есть же запасной - правый. Пока я молча пыталась отстоять лицо и не разбудить Харизмыча, Теодор методично бил меня толстой ножкой в кадык. Спасло меня только то, что мы пока в разных весовых категориях.

***

Чтобы не потечь чердачком, тройню следует смотреть, как мультфильм. И себя в нем представлять одним из персонажей. Тогда вся картина предстает в совершенно ином свете.

Вот, скажем, прикорм. Том и Джери оба нервно курят, передавая друг другу одну на двоих сигарету и шумно втягивая сопли. Для начала, нужно собрать по комнате визжащих детей. При этом Маргарин Ивановну вытащить из под кровати, куда она укатилась, предварительно пнув папину бутылочку виски, стоящую на нижней полке открытого шкафа. Не разбила. Папа бы не пережил.(С̲е̲й̲ч̲а̲с̲ ̲п̲р̲о̲ш̲у̲ ̲в̲с̲е̲х̲,̲ ̲к̲т̲о̲ ̲в̲ ̲д̲а̲н̲н̲ы̲й̲ ̲м̲о̲м̲е̲н̲т̲ ̲п̲о̲в̲е̲с̲т̲в̲о̲в̲а̲н̲и̲я̲ ̲з̲а̲н̲ес̲ ̲п̲а̲л̲ь̲ц̲ы̲ ̲н̲а̲д̲ ̲к̲л̲а̲в̲и̲а̲т̲у̲р̲о̲й̲,̲ ̲ч̲т̲о̲б̲ы̲ ̲п̲о̲с̲о̲в̲е̲т̲о̲в̲а̲т̲ь̲ ̲м̲н̲е̲ ̲п̲о̲с̲к̲о̲р̲е̲е̲ ̲в̲с̲е ̲у̲б̲р̲а̲т̲ь̲ ̲с̲ ̲н̲и̲ж̲н̲и̲х̲ ̲п̲о̲л̲о̲к̲,̲ ̲с̲д̲е̲л̲а̲т̲ь̲ ̲п̲р̲о̲и̲з̲в̲о̲д̲с̲т̲в̲е̲н̲н̲у̲ю̲ ̲г̲и̲м̲н̲а̲с̲т̲и̲к̲у̲ ̲д̲л̲я̲ ̲к̲и̲с̲т̲е̲й̲ ̲р̲у̲к̲ ̲и̲ ̲н̲и̲ч̲е̲г̲о̲ ̲н̲е̲ ̲п̲е̲ч̲а̲т̲а̲т̲ь̲). Далее, нужно утрамбовать детей в горки для купания, предварительно расставленные полукругом на полу. Да, дети ещё не сидят и стульчик у нас всего один - добрые люди подарили. И он теперь занимает половину нашего домика Кума Тыквы. И называем мы этот стульчик "... твою мать". А вот в горках детей можно разложить как в шезлонге с приподнятой спинкой и кормить с ложки всех троих. Только надо не забыть на каждого нацепить нарядный слюнявчик, потому что дальше будет феерия.

Сначала все трое делают такие лица, будто их сейчас будут кормить омарами и поить дорогим шампанским. Радостные такие, полные надежд. Поэтому, когда каждому в рот прилетает ложка жидкого пюре из кабачка на пару, выражение лиц резко меняется на "Чуваки, она нас кормит собачьим дерьмом!". Смотреть на это и не ржать решительно невозможно. Вытираем слезы, одновременно покрикиваем на пробегающего мимо Шурупа, мол его фрикадельки не пришлись ко двору, угрожаем сменить поставщика - на Мурку. Кто не в курсе, кроме потомков и собаки Шурупа, на котором мы тренировались пару лет, у нас есть кошка.

Где-то после третьей ложки Ритун меняет выражение своей скварешни, типа она - Марья-Искусница: "Что воля, что неволя - все равно". Однако, ест. Джон Джонович, распробовав натур-продукт, тянет к вам ручки и ножки, да так активно, что опрокидывает чашку с пюре. Срочно устраняем последствия. Фоном играет "Танец с саблями" Арама Хачатуряна. Джонович начинает орать. Затыкаем ему варежку ложкой с пюре. Он удивленно елозит языком во рту и выплевывает все на слюнявчик. Полотенце, где полотенце?

Тем временем, в ожидании своей очереди, Теодор Татарский, уперев ноги в пол и высунув язык, начинает отъезжать куда-то назад, издавая звуки как пердячий хеликоптер. Ловим Теодора. Снова опрокидываем чашку с пюре. Где полотенце?! Рита водит туда-сюда глазами, ощупывая пятерней десны - вдруг появились зубы? Иван к этому моменту одолел ложку пюре и орет: "Еще!". Сначала звонко, потом сдавленно - засунул в рот кулак. Глаза его наливаются кровью. И не только его. И не только кровью.

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео

Анастасия Аксянова кормит Маргариту

Рита меланхолично пускает зеленые пузыри из слюней и пюре.

Рита ела кашу. Или каша ела Риту?Фото: Анастасия АКСЯНОВА

Так, с шутками и прибаутками, вы доедаете порцию по 50 грамм на брата. И на этом цирковое представление "накорми зверюшек" не заканчивается. Так как ведущими педиатрами страны предписано докормить смесью. Поэтому вытираем пюре с детей, себя и обиженного Шурупа, вынимаем тройню из горок и кладем на коврик с игрушками. Сами бежим готовить смесь по старинному семейному рецепту: 5 мерных ложек на 150 мл теплой воды.

В процессе несколько раз бегаем на детское пастбище - раздать соски голодающим. Параллельно отмечая свое сходство с официантом, обслуживающим в хлам пьяную компанию менеджеров по продажам, отмечающих вечер пятницы и перевыполнение месячного плана на 2,7%, и это в условиях кризиса!

Наступаем Мурке на хвост, рассыпаем ложку смеси по полу, бежим за шваброй, вытираем пол, наливаем теплую воду в бутылки. Закрываем крышки, трясем как шейкеры, напевая "I shot the sheriff". Вуаля, смесь готова. Раскладываем детей по кроваткам, выдаем каждому по бутылке. Они самостоятельны. Справляются. Только иногда гундят. Вот Теодор чихает, разбрызгивая смесь вокруг. И носом тоже разбрызгивает. Пульвелизатор хренов. Теряет бутылку, начинает орать. Сюсюкая нежное "ах тыж мой криворукий, мама сейчас тебе помозит", берем бутылку и докармливаем с рук. В соседней кроватке тем временем бесчинствует доевшая быстрее всех Ритузина. Обняв бутылку, как самое дорогое, что у не есть, катается туда-обратно, пересчитывая ногами рейки бортика и чертыхаясь. В третьей кроватке тихо булькает смесью Джонни пока еще нихрена не Уокер.

Все трое делают такие лица, будто их сейчас будут кормить омарами и поить дорогим шампанскимФото: Анастасия АКСЯНОВА

И это еще удачненько все сложилось.

Если смотреть на это глазами взрослого человека, познавшего радости бездетного бытия, отпуска в Турции и пьяных танцев на новогоднем корпоративе, можно и дурачком сделаться. Но лучше представить себе, что вы сейчас - персонажи "Южного парка". Вот тогда это нереально весело и продлевает жизнь.

***

Вы извините, но я опять про кабачок. Просто он весь мой мир заполнил и заслонил собою солнце. По утрам мне кажется, что даже я сама - кабачок. Овощ, в смысле. Перемолотый в блендере многодетного материнства в полную дрисню.

Вот, скажем, Фердыщенко. Сегодня он убедительно продемонстрировал, что кормить его надо отдельно и первым. Его категорически не устраивает то, что мама кормит троих одновременно. Дожидаясь своей очереди, Фердыщенко орет нечеловеческим голосом, пытается сожрать слюнявчик - буквально. Имитирует ртом звук мотоцикла. Будто выкручивает ручку газа, но поехать не может, так как на ручнике. При этом кабачок и слюни ровным слоем ложатся на мое лицо. Я в этот момент говорю себе "Спокойно. Это омолаживающая маска. Чудесные свойства кабачка воспеты не одним поколением предков". Помогает.

Когда очередная ложка оказывается таки у лица Фердыщенко, он резко дергает всем телом, одновременно глотая и вдыхая кабачок носом - как кокаин. Судя по выражению лица сразу после - передознулся. Глаза выпучил. Но не кашляет - еду жалко, как же. Пока Теодор приходит в себя, выдаю порцию Джонни. Тот покорно открывает ротишко, но не успевает сглотнуть - ярость Фердыщинки настигает его в виде изрядной оплеухи. Оттираем кабачок с папиного стеклянного стеллажа с танками.

В соседнем кресле зовет стюардессу Ритун. Закатив глаза, монотонно повторяет "Ыыыыы-ыыыыы-ыыыы". Получает кабачок. Смотрит, как на дуру, и тут же демонстрирует, как ей осточертел этот полет: вываливает всю еду на слюнявчик, как бы намекая, что требовался бумажный пакет, а не обед. Тут же пытается покинуть борт, выскользнув из своей горки. Но без парашюта у нас не положено. Капитан воздушного судна и экипаж в лице одной старой мудрой стюардессы желает вам счастливого полета!

Продолжение следует.

Читать Пятую часть Четвертую часть, Третью часть, Вторую часть, Первую часть и Вступление

Подпишись на наши новости в Google News!