Хорошего дня!
34

Дмитрий Борисов: Я пытался отговорить Андрея Малахова уходить из шоу

Первое интервью новый ведущий «Пусть говорят» дал «Комсомольской правде» [Эксклюзив «КП»]

Дмитрий Борисов покинул службу новостей и программу «Время» и занял место Андрея Малахова. Фото: Максим Ли/Первый канал

Итак, всколыхнувший страну «трансфер года» завершен. Андрей Малахов, решительно порвав с вскормившим его Первым каналом, обрел свое счастье на «России 1». Его прежнее место занял Дмитрий Борисов — в свою очередь, покинувший службу новостей и программу «Время». Ирония судьбы в том, что двое ведущих давно дружат, а теперь стали конкурентами. А это значит, что впереди — битва за интересных героев и зрителя. Устоит ли крепкая мужская дружба? И как все было на самом деле?

- Дмитрий, вы уже чувствуете себя в этой студии как дома?

- Да! Когда проводишь в ней больше времени, чем дома, уже думаешь о том, куда бы тут поставить раскладушку.

- Пару лет назад вы рассказывали, что люди вас часто узнают, но не всегда вспоминают, где вас видели. Что-то изменилось после эфиров «Пусть говорят»?

- Свободного времени стало еще меньше, поэтому обращать на это внимание просто некогда. И мест, где меня можно узнать, пока не так много. Вот если у меня когда-нибудь начнутся выходные… Это и так было в моей жизни, я не боюсь публичности. Другое дело, что я не получаю от этого удовольствия, мне это вообще никогда не было нужно.

- Когда вы узнали, что Андрей Малахов уходит?

- Я много лет дружу с Андреем. Разумеется, какие-то вещи о том, что у него происходит, я узнаю чуть раньше, чем остальные. Но о его решении уйти с Первого канала я не узнал одним из первых. Конечно, я об этом услышал до того, как об этом написала пресса. Но я это узнал не от Андрея.

- И какова была ваша реакция?

- Я был удивлен. И даже предпринял не одну попытку как-то повлиять на его решение. Но с другой стороны, я его понимаю. Я по себе знаю: когда долго не меняю вид деятельности, мне становится скучно. Я почему говорю, что понимаю его решение? В свое время я сам почувствовал какую-то тесноту в кадре, и два года назад уже прошел тот же самый путь, когда подумал, что мне хочется попробовать себя в роли продюсера (Борисов с 2015 года — еще и генеральный продюсер компании «Первый канал. Всемирная сеть». - Авт.). А он вел «Пусть говорят» 16 лет.

- У вас не мелькнуло: «а может, мне вместо Андрея попробовать»?

- Вообще нет! Я не думал об этом.

- А когда предложили?

- Я подумал: «нет-нет, только не я!». Но мои начальники прекрасно знают, что я склонен к здоровому авантюризму. Мне все интересно. В 2008 году мы с моей напарницей Юлией Панкратовой комментировали Парад Победы. Представить такое за пару лет до этого мне было невозможно. Как это - я буду комментировать то, что происходит на Красной площади в этот день?! Но на вызовы и эксперименты я всегда соглашался. Потому что все новое – это всегда хорошо.

- Кому первому вы сообщили о том, что вам предложили заменить Малахова? И был ли среди этих людей он сам?

- Он был первый, кому я рассказал об этом. Он пожелал мне удачи, посоветовал срочно заниматься обдумыванием своего имиджа в ток-шоу. И как-то воспринял это совсем не так, как я: он сразу был уверен, что это мое.

- Вам не жаль было уходить из новостей?

- Если бы были силы и время, я, может быть, и не уходил бы, а совмещал. Все считают это невозможным.

- Но новости - это же серьезно, а тут ток-шоу со звездами?

- В новостях мы тоже говорим обо всем, что угодно. По сути, хорошее ток-шоу – это в каком-то смысле расширенное приложение к информационным программам. Ток-шоу позволяет вытащить на поверхность детали, пообщаться более подробно с самыми героями. Тут я противоречий никаких не вижу. Все что-то скрывают, у всех есть тайны, мысли, которыми хочется поделиться. Ток-шоу позволяют заглянуть вглубь историй, узнать самих людей лучше. А кроме того, тут можно смеяться и плакать.

«Конфликт выдумала пресса»

- Андрей - ваш друг, ушел с канала после конфликта. Для вас это было проблемой, когда вы раздумывали, соглашаться ли занимать его, извините, еще не остывшее место?

- Да не было никакого конфликта! Он выдуман прессой на пустом месте. Каждый день - десятки публикаций. Версии одна хлеще другой. Над ними можно было только посмеяться и... всячески использовать их. Мы вместе с Андреем пользовались придуманными для нас версиями. А «великое переселение народов» с одного канала на другой в межсезонье часто происходит. Просто в этот раз среди них оказалась звезда первой величины.

- Вместе со звездой ушла его немаленькая команда.

- Я погрузился в эту среду и посмотрел, как все устроено. Людям, которые много лет занимались скандальными темами, хочется на себя примерить те переживания, которые испытывают герои их программ. Поэтому давайте мы сейчас возьмем картонного ведущего и выйдем с ним красиво из подъезда (так команда Малахова покидала «Останкино». - Авт.). Люди начинают жить в виртуальной реальности, к которой они привыкли. Весь этот шум вокруг ухода Малахова - это модель ток-шоу, перенесенная на все средства массовой информации страны. Выпуск «Пусть говорят» от 14 августа, мне кажется, был единственным за долгие годы, который анонсировали абсолютно все СМИ, включая серьезные издания о финансах и власти. Это уникальный случай, который несомненно войдет в учебники по пиару.

- Вы с Андреем стали конкурентами. Теперь опасно спрашивать друг друга, как дела на работе. Это не помешает вашей дружбе?

- Друзья порой становятся ближе некоторых родственников. И как можно с близким человеком не обсуждать, что тебя волнует? Конечно, теперь, наверное, он не будет рассказывать подробно, как, условно говоря, записывал эфир про Аллу Пугачеву. А я не расскажу, как мы снимали условного Максима Галкина.

- Евгения Осина, наверное, тоже не стоило обсуждать?

- Это программа была у нас в эфире. Я же не выключу у Андрея дома телевизор.

- Вас не шокировало, что конкуренты перехватили вашего героя, положили его в другую клинику, чтобы потом снимать свое шоу о нем?

- Вы на полном серьезе задаете такой вопрос, вам не смешно? Кстати, я у вас в «Комсомолке» увидел фотографию с громкой подписью «Андрей спасает Евгения Осина». Того самого, о попытках спасения которого мы только что и рассказали. Ведь его друзья и соседи забили тревогу.

- Но вы же планировали снимать и вторую программу про него? И третью - о том, как он выздоравливает?

- Ток-шоу – это же сериалы. Люди любят сериальные истории.

- Вы очень тепло отзываетесь об Андрее как о вашем друге. В ответ в своем открытом письме он называет вас хорошим приятелем. Обидно?

- Видимо, в данной ситуации он посчитал, что так будет уместнее. Для меня он именно друг, который не раз приходил на помощь и который сделал для меня много хорошего. Я не знаю, как его работодатели смотрят на его общение со мной. Мои - относятся спокойно, я общаюсь с кем угодно. Среди моих знакомых есть люди, работающие, как на Первом канале, так и на ВГТРК, и на НТВ, и где угодно.

Дмитрий легко читает на нескольких языках и успевает заботиться о своих питомцах - очаровательных собачках породы русский той-терьер.Фото: Личный архив

«Родители меня разделили»

- Вы из интеллигентной семьи филологов, в которой наверняка читают зарубежную литературу в подлиннике...

- Я тоже филолог и тоже много читаю, в том числе в подлиннике.

- Родители не были удивлены, что вы переходите в такую программу?

- Удивление было, как у меня самого. Мне пожелали сил и удачи.

- Без молчаливого укора?

- Я много лет принимал самостоятельные решения. Я с 15 лет веду в этом смысле абсолютно независимую от родителей жизнь. Они мне дали прекрасное образование, воспитание. И все. Они меня отлично понимают и приняли тот факт, что мне предстоит попробовать себя в новой роли. Кроме того, телевидение всегда было моей мечтой. И тут она снова сбывается.

- А что вы за филолог?

- Я закончил историко-филологический факультет Российского государственного гуманитарного университета. Я специалист по литературе, культуре, истории, языку России, Германии и Франции. Поступил в аспирантуру, написал диссертацию. Но не пошел на защиту. Надеюсь, что когда-нибудь допилю ее. Я перфекционист - это моя проблема большая. Если я что-то делаю не идеально, то начинаю копать, пытаться улучшить. То же самое, кстати сказать, с эфирами «Пусть говорят». Я внимательно их сейчас смотрю, хотя не люблю смотреть на себя в телевизоре.

- Ваш отец Дмитрий Бак — ученый с мировым именем, преподаватель РГГУ...

- Он директор Государственного литературного музея. Мама Елена Борисовна тоже филолог - много лет работала вместе с отцом в РГГУ, преподавала и в училище имени Гнесиных. Поэтому, как только я что-нибудь произношу неправильно, слышу сразу: «А вот ты знаешь, ты не прав». А я Дмитрий Дмитриевич знаете, почему? Мама очень хотела меня назвать по-другому, но папа очень хотел, чтобы я был Димой. И они меня «разделили»: у меня имя - папино, а фамилия мамина.

- И у вас две сестры. Чем занимаются?

- Ходят в бассейн, занимаются спортом. Старшая из них собирается пойти в первый класс.

- А родились вы в том же городе, что и Мила Кунис.

- В Черновцах я родился чуть раньше, чем Мила Кунис. Рядышком родились Ани Лорак, София Ротару. Я там прожил после рождения, наверно, месяцев шесть. После этого меня увезли в подмосковные Подлипки - который сейчас Королев называется. И там я еще какое-то время побыл. Потом случилась Чернобыльская катастрофа. Черновцы и Чернобыль в разных частях Украины, но бабушка забила тревогу и сказала: «не стоит туда возвращаться». Меня забрали в Литву, где тогда жили родители моей мамы. Собственно, я взрослел в Паневежисе, ходил в детский садик, разговаривал на литовском. А когда пришло время идти в школу, родители вернулись в Москву. Как-то получалось, что мы не жили долго-долго в одном месте: еще были Нижний Новгород, Кемерово.

- На каких языках вы способны читать книги, помимо русского?

- Прямо читать – это громко... Я учил в своей жизни, помимо русского, английский, французский, немецкий, итальянский, латинский. Знаю украинский. От литовского в голове осталось несколько слов. Читаю обычно либо на русском, либо на английском. Иногда на французском. Вот сейчас читаю какую-то муть на английском языке (показывает книгу Джона Гришема. - Авт.). Просто потому, что легко читается.

«Были ситуации, когда я плакал в эфире»

- Что вам сказал директор информационного вещания Первого Кирилл Клейменов, когда вы от него уходили?

- Он сказал мне свои соображения по поводу того, каким мне стоит быть в эфире «Пусть говорят». Его советы, кстати, одни из самых ценных.

- О вас говорят как о человеке, которого в прямом эфире ничто не может вывести из себя. Бывало, что вы все-таки теряли контроль?

- Было смешных случаев много, когда кто-то в «ухо» смешное говорит. В новостях на Первом канале у меня были лучшие бригады, мы друг друга с полуслова понимали. Но был и минус: у всех очень хорошее чувство юмора. Я всегда работал с «открытым ухом», то есть слышал все, что происходит в аппаратной. А там по меньшей мере, 20 человек. И все любят шутить. Очень сложно в какие-то моменты, как у нас говорят, не расколоться. И я иногда раскалывался - смеялся. К счастью там, где это было к месту. А были ситуации, когда я плакал в эфире. Один раз, когда мы не могли найти нашу коллегу — корреспондента Олю Кирий, это был сложный год грузинского конфликта. Я знал, что я могу перестать пропускать это через себя, и доделать свою работу. Я знаю, что должен делать в таких ситуациях, это азы профессии. Но такие темы, конечно, всегда прошибают.

- А теперь вы в ток-шоу, которое представляет собой большой, красивый спектакль. В первом своем выпуске вы ушли на рекламу, сказав: «через несколько минут в этой студии Андрей Малахов».

- И именно Андрей Малахов появился в студии после рекламы.

- На мониторах! А не живой. Разве это не передергивание?

- Ну, людям же нравится пощекотать свои нервы, заглянуть в неизвестность…

- После ваших слез в новостях вы легко принимаете условия новой игры?

- Да, это в какой-то степени игра. Зрителю интересно, чтобы с ним играли. Чем неоднозначнее история, тем она интереснее. И уже не разберешь, где заканчивается театр, а где начинается реальная жизнь. Ток-шоу позволяют докопаться до самой сути. В этом секрет их популярности.

- Иногда эта игра серьезно меняет вектор биографии человека. Да, Прохору Шаляпину от скандала одни плюсы, но у Малахова была, скажем, Диана Шурыгина. Вы чувствуете ответственность за судьбы героев шоу?

- А знаете, сколько судеб людей изменила программа «Время»? Я думаю, что сильно больше, чем «Пусть говорят». В этом смысле они похожи. Вообще телевидение меняет судьбы и влияет на жизнь. Да, жизнь героев изменилась, но к лучшему или к худшему? Можно спорить до бесконечности.

- 15 августа, на следующий день после первого эфира в новом для вас проекте, у вас был день рождения. Малахов поздравил?

- Так получилось, что мы стали праздновать в ночь на 15-е - как раз все освободились после записи. Андрей, конечно, поздравил.

- Если энергии и настроения - ноль, как вы приводите себя в норму?

- Сначала спорт - надо пойти в зал. А потом купить билет и куда-нибудь полететь. Переключить картинку, даже если всего на один день.

- Люди делятся на собачников и кошатников. Судя по вашему инстаграму, вы относитесь к первой категории.

- Мне всегда казалось, что я, скорее, за котиков. И у меня всегда были кошки. А потом у меня началась аллергия. Я вынужденно перевез своих кошек к родителям. А потом я долго искал подарок для сестры. Придумал подарить щенка. Купил и подумал: «Пока щенок маленький, не буду дарить». Привязался и не отдал, конечно. Так у меня появился Бейлис - русский той-терьер. Сейчас у меня две собаки, кстати. Мама захотела такую же, мы нашли ей девочку. Я к маме периодически приходил вместе с Бейлисом в гости, собаки общались, у них родились дети. Шесть щенков! И я себе взял одного, потому что невозможно было оторваться.

БЛИЦ

Песня : Прямо сейчас - «Кислород» Артема Пивоварова (популярный исполнитель из Украины. - Ред.). Люблю хорошую поп-музыку. С удовольствием могу послушать Людмилу Зыкину.

Книга: Милан Кундера, «Невыносимая легкость бытия».

Фильм : «Титаник». Как сочетание и драмы, и экшна.

Город : Москва. Я пробовал жить в Париже, знаю прекрасно, что такое жить в Нью-Йорке. Я много ездил вообще, в принципе, по миру. Я люблю возвращаться в некоторые города. Среди моих любимых городов — Киев. Но Москва – это концентрат всего, что мне нравится в других городах.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Дмитрий Борисов родился 15 августа 1985 года в украинских Черновцах. Карьеру начал на радио «Эхо Москвы», придя туда еще школьником. В информационную службу Первого канала пришел в в 2006 году, когда ему было 20 лет. Вел утренние выпуски новостей, дневные, а потом и программу «Время». В Лауреат премии «ТЭФИ» (2016) как лучший ведущий информационной программы. В 2017-м участвовал в «Прямой линии» с Владимиром Путиным».

МЕЖДУ ТЕМ

Борис Корчевников: В каком-то смысле у нас с Андреем Малаховым общая жизнь

«Главной интриги лета» больше нет: в ток-шоу «Прямой эфир» на канале «Россия 1» действительно произошла замена. Ведущий Борис Корчевников, получив повышение по руководящей линии, передал свой пост Андрею Малахову, который ради этого уволился с Первого канала. Съемки начнутся уже на этой неделе (подробности)

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Первое интервью Андрея Малахова со съемок нового «Прямого эфира»: "Пришло время юных героев!"

Телеведущий рассказал “Комсомольской правде” о своей работе на телеканале «Россия1»

В Москве состоялись первые съемки ток-шоу «Андрей Малахов. Прямой эфир». Программа выйдет на канале «Россия1» в пятницу 25 августа. На запись самой долгожданной передачи нового телесезона удалось попасть корреспонденту «Комсомольской правды». Тема горячая - Андрей Малахов берет интервью у Бориса Корчевникова. А Борис в ответ интервьюирует Андрея, и передает в его опытные руки «Прямой эфир». Корчевников теперь руководит православным каналом «Спас». Кстати, первыми сообщаем новость – Борис Корчевников не прощается с каналом «Россия1». «У меня скоро выйдет новое телешоу», - удивил нас Борис. Дождемся осени и оценим. (подробности)

Подпишись на наши новости в Google News!

Читайте также