Хорошего дня!
2

Гавриил Тихов: основатель астроботаники

Астроном, оптик, математик [видео]

Ученый стал одним из основателей Академии наук Казахстана.

Почему небо голубое, отчего ночью звезды переливаются разными цветами, как драгоценные камни, и есть ли жизнь на Марсе? Ответы на эти романтичные, но вполне серьезные научные вопросы искал астроном, оптик и математик Гавриил Адрианович Тихов. Наш соотечественник - основатель новой науки астроботаники, которую считают предшественницей современной экзобиологии.

Гавриил Тихов родился в белорусском местечке Смолевичи. Учился в Московском и Парижском университетах. Работал в Медонской обсерватории во Франции и в Пулковской обсерватории, преподавал в Ленинградском университете.

«Весну 1892 года я никогда не забуду - тогда я бесповоротно решил сделаться астрономом», - пишет Тихов в своей книге «60 лет у телескопа». В Симферопольской гимназии, где учился Гавриил, была метеорологическая вышка с астрономической трубой (отец Тихова работал на железной дороге, и семья часто переезжала - в гимназию начал ходить в Павлодаре, закончил школьное образование в Симферополе). Даже по нынешним временам такие инструменты для средней школы, согласитесь, - редкость. Впервые посмотрев в трубу на ночное небо, Тихов пришел в восторг: он увидел кольца Сатурна!

А первый свой астрономический заработок - 5 рублей 50 копеек - Гавриил Адрианович с гордостью вспоминал, уже будучи именитым ученым. Прилежного старшеклассника на лето пригласили поработать репетитором в крымскую усадьбу семьи Токмаковых. Он на спор с хозяйкой безошибочно отличил Сириус от Венеры.

Во время учебы в Московском университете Тихов наблюдал Луну и звезды в телескоп, стоящий на крыше оптического магазина Швабе на Кузнецком Мосту, а потом и в Московской обсерватории, которая находилась на Пресне. За год первокурсник собрал в копилке 65 рублей и купил первую собственную астрономическую трубу. Обсерваторию соорудил в родительском доме в Смолевичах, на крыше сарая. Благодаря такой увлеченности и упорству уже на третьем курсе Гавриил опубликовал свою первую статью по астрофизике в итальянском журнале.

Репетиторством Тихову пришлось зарабатывать и после окончания Московского университета: любимая астрономия прокормить не могла. Но, возможно, именно благодаря вынужденной работе Гавриил Адрианович познакомился со светилами европейской астрономии, получил возможность фотографировать солнечный спектр с вершины Монблана и наблюдать метеоритный поток Леониды с воздушного шара.

Каким образом связаны эти события? Тихова пригласили в семью Поповых - подготовить дочку к сдаче экзаменов по программе мужской гимназии. Людмила мечтала стать врачом, а в России в те времена женщин в университеты не принимали. Талантливую девушку согласились взять в Бернский университет, но... потребовали диплом мужской гимназии! Занятия Людмилы с Гавриилом закончились не только дипломом, но и свадьбой. И в Европу молодые люди отправились вместе.

Там Тихов провел несколько лет (1898 - 1900) и получил бесценный опыт для своих будущих исследований. Тихов слушал лекции в Парижском университете. В Медонской обсерватории под Парижем академик Жюль Жансен разрешил ему вести наблюдения на большом телескопе, а потом поручил построить спектрограф и отправиться с ним на вершину Монблана - фотографировать спектр солнечного света.

«В 1901 году я вернулся в Россию. Покидая Францию, я чувствовал к ученым этой страны большую искреннюю благодарность за гостеприимство и за особую, чисто французскую широту и свободу научных взглядов, которые я там наблюдал и усвоил», - так оценивает значение своей учебы в Париже Гавриил Адрианович.

С 1906 года и до начала Великой Отечественной войны Тихов работал в Пулковской обсерватории - лучшей по тем временам. Параллельно преподавал в Ленинградском университете, создал и возглавил астрофизическую лабораторию в Институте имени Лесгафта, аэрофотометрическую лабораторию - в Институте геодезии и картографии. В 1927 году стал членом-корреспондентом Академии наук СССР.

«Делайте, что хотите. Мы знаем, что вы глубоко интересуетесь наукой, а потому времени зря терять не будете», - с таким карт-бланшем принял молодого исследователя на работу его учитель Аристарх Аполлонович Белопольский.

Первым делом Тихов решил проверить гипотезу о том, что свет разного цвета движется в межзвездном пространстве с разной скоростью. Для этого он фотографировал через разные светофильтры переменные звезды в созвездиях Большой Медведицы и Персея, опубликовал две работы о дисперсии света и получил за них премию Парижской академии наук. Изменение скорости света в определенных областях спектра и сейчас называется в астрономии эффектом Тихова-Нордмана.

В годы Первой мировой войны ученый был призван в армию. Астрономы там были ни к чему, а вот знания Тихова о фотографии очень пригодились. Он занялся аэрофотосъемкой: для военных нужд было столь же важно получать хорошие снимки с большого расстояния, как и при съемке далеких звезд.

Тихов изобрел оригинальный прибор для измерения синевы неба - цианометр с сапфировой линзой (спектр драгоценного камня максимально близок к цвету неба в ясный день). Зачем ученому понадобилось оценивать такую вроде бы поэтическую категорию, как небесная синева? Чтобы наблюдать солнечную корону, учитывая те искажения, которые дает атмосфера Земли.

Тихов много лет проработал в Пулковской обсерватории, а во время эвакуации переехал в Алма-Ату.

А еще Тихов за полвека до первого полета человека в космос первым предсказал, что Земля с орбиты или с Луны будет выглядеть диском голубого цвета. Яркий месяц или блестящая полная Луна - это, по сути, отраженный цвет Солнца. Но и цвет Земли наш спутник тоже отражает. Когда виден лишь яркий серп растущей или убывающей Луны, остальная ее поверхность выглядит пепельной - это и есть отражение истинного цвета Земли, только искаженного свойствами лунной поверхности. Астроном изучал его, наблюдая Луну через различные светофильтры.

Кстати, Гавриил Тихов одним из первых в мире использовал светофильтры для астрономических исследований. Он выполнял колориметрические исследования планет Солнечной системы, составил каталоги цветов 18 тысяч звезд.

Во время солнечного затмения 1936 года Тихов впервые заметил, что корона светила состоит из двух частей: матовой короны и лучистой.

Тихов был уверен, что жизнь есть не только на Земле, но и на других планетах. И с особым вниманием изучал наших ближайших соседей - Марс и Венеру. Во время Великого противостояния Земли и Марса в 1909 году он сделал больше тысячи фотографий Красной планеты, опять же используя уникальные, специально для этой съемки изготовленные светофильтры.

После изучения снимков ученый пришел к выводу, что полярные шапки на Марсе состоят из льда и снега, как и на Земле (а если летом лед тает, то получается, что есть на Марсе и вода). А оптические свойства атмосферы двух планет похожи. Но главный вопрос оставался нерешенным: есть ли на Марсе растительность, а значит, и жизнь?

Тихов решил искать ответ, используя хорошо ему знакомые оптические свойства солнечных лучей. Предположил, что марсианские «моря» и «каналы» должны отражать и поглощать их так же, как земные леса и поля. Увы. Совпадений не нашлось. Да и «моря» на Марсе - голубые, синие, фиолетовые, а вовсе не зеленые.

Для решения загадки Тихов, по его собственному выражению, спустился из космоса на Землю и начал изучать свойства земных растений, живущих в разном климате. На помощь пришли коллеги, организующие научные экспедиции на Памир, в горы Тянь-Шаня, Якутию. Климат там, по мнению Гавриила Тихова, схож с марсианским: огромные перепады температур, суровые морозы. И оказалось, что спектр поглощения солнечных лучей растениями зависит от того, в каких условиях они растут.

Исследования канадской и зеленой алма-атинской ели позволили сделать вывод о том, что растения могут жить и на других планетах.

В 1945 году Гавриил Адрианович Тихов объявил о рождении новой науки - астроботаники, изучающей растительность на других планетах. Она стала предшественницей современной экзобиологии.Спектр ели или полярного можжевельника намного ближе к тому, что можно наблюдать на Марсе, чем спектр березы или овса. Зимой или высоко в горах растения поглощают инфракрасные лучи, чтобы согреться. Летом и в теплом климате - отражают, так как они им не нужны. Тихов предположил, что на Марсе растут синие или фиолетовые цветы и деревья (именно поэтому их спектр не похож на тот, что искали астрономы, сравнивая с земными лесами). А на Венере, которая ближе к Солнцу, должны произрастать желтые и оранжевые растения.

Это было уже в Алма-Ате. В июле 1941 года в Казахстан собирались отправить большую научную экспедицию для наблюдения полного солнечного затмения. Но началась Великая Отечественная война, и экспедиция превратилась в эвакуацию. В Алма-Ату перевезли ценные телескопы из Пулковской обсерватории.

В Алма-Ате Гавриил Тихов вместе с женой Людмилой Евграфовной и остался до конца жизни. Стал одним из основателей Академии наук Казахстана и обсерватории Каменское плато. Были созданы Институт астрономии и астрофизики и Сектор астроботаники при Академии наук Казахстана - для исследований возможностей жизни на других планетах (после смерти Тихова в 1960 году сектор расформировали).

В Казахстан к Тихову приезжал известный американский астроном Альберт Уилсон. Ученые долго обсуждали идеи о марсианской растительности, Уилсон побывал в астроботаническом саду Гавриила Адриановича и оценил его исследования так: «Америка слишком поздно признала Циолковского, и сейчас мы исправляем ошибку тем, что признаем идеи Тихова».

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео

Великие ученые: Гавриил Тихов

Подпишись на наши новости в Google News!

Читайте также