Хорошего дня!
22

«Мы так занимались любовью, что Стив Джобс спустя 15 лет благодарил меня за эти ночи»

Первая девушка основателя Apple Крис Бреннан в своих мемуарах описала годы, наполненные разочарованием и дикой страстью

Как водится, после смерти великих людей вдруг всплывают их бывшие, домохозяйки и друзья, которые готовы рассказать, каким герой был на самом деле.

Стив Джобс Ушел из жизни 5 октября 2011 года, и спустя два года после его смерти, в октябре 2013 г, его первая подружка - Крис Бреннан выпустила книгу «Откушенное яблоко: воспоминания о моей жизни со Стивом Джобсом»..

Бреннан и Джобс встретились в 1972, в то время оба учились в университете в Калифорнии. И не расставались несколько лет.

В 1977 Джоб снял дом в Купертино и поселился там вместе с Крис и, как ни странно, лучшим другом Даниэлем Коттке. Коттке был компьютерным инженером и одним из первых сотрудников Apple еще в то время, когда компания только набирала обороты.

Разбежались они в конце 1977, когда Бреннан забеременела. Джобс годами отрицал, что родившаяся девочка Лиза - его дочь. Даже когда в 1979 сделанный тест на отцовство доказал, что это так. Но он судился, доказывая, что не способен иметь детей.

В 1983 году он уже давал Бреннан 500 долларов в месяц на девочку и при этом заявлял в интервью журналу «Time», что «отцами могли быть 28 процентов мужского населения Штатов».

Сегодня Бреннан - художница и графический дизайнер, она живет в Калифорнии. Лиза окончила Гарвард по специальности журналистика. Учебу девочки оплатил Джобс.

Мы перевели для вас отрывки из книги Крис Бреннан, которая пока не была опубликована на русском языке:

«Стив часто говорил, что у него бывают видения из прошлой жизни. В ней он был пилотом во время Второй мировой войны. Он рассказывал, как однажды, ведя машину, почувствовал сильное желание потянуть руль, как штурвал, на себя, как будто он собирался взлететь. Он над этим смеялся, но в нем действительно была какая-то простота без всяких украшательств, характерная для людей 40-х. Он любил громко слушать Томми Дорси, Бенни Гудмена и Каунта Бэсси. На первой вечеринке Apple он даже танцевал, будто он из 40-х. Я видела это сходство: Стив был молодым мужчиной из другого времени, мыслящим простыми категориями правильного и неправильного.

Но не таким он мне казался уже в 1977. В то время Apple взлетала, и Стив был не за штурвалом самолета, а на ракете, стремящейся за пределы атмосферы, куда попасть никто не представлял себе возможным. Он менялся.

Это было примерно в то время, когда Стив, я и Даниэль переехали в Купертино. Мы жили в доме с четырьмя спальнями на Президио-драйв, близко к первому офису Apple.

Стив говорил мне, что не хочет снимать дом только для нас двоих. По его мнению, Даниэль мог разбавить напряженность, что к тому моменту появилась между нами. Наши отношения были то очень страстными, то холодными. Мы сходили с ума друг по другу и крайне скучали вместе в то же время. Я даже предлагала Стиву разойтись, но он говорил, что просто не может заставить себя сделать это.

Я была рада слышать это, в то время я часто уступала ему. Стив не хотел, чтобы мы жили в одной комнате. Говорил, что не хочет играть предлагаемую роль и сам решит, когда нам сойтись. Мне было больно от этих слов, но в итоге я подумала, что он прав, что нам обоим необходимо ощущение свободы и выбора. Поэтому я продолжала так жить».

"Стив вышвырнул меня из моей комнаты, когда понял, что она лучшая в доме "

«Когда мы переехали в дом, Стив занял спальню в передней его части. Он как будто даже в повседневной жизни хотел быть у руля, впереди всех. Он всегда соперничал за эту позицию. Я выбрала лучшую спальню в доме. Даниэль же был человеком-странником, он спал прямо на полу в гостиной за своим пианино.

Но через месяц Стив буквально взял в охапку меня и все мои вещи и вынес из моей спальни. Он вдруг понял, что я выбрала лучшую комнату с ванной и выходом на задний двор. Стив платил за аренду, поэтому, по сути, у него было право на ту комнату, которую он хотел. Но это было ужасно некрасиво и унизительно.

Но даже после этого случая мы по-прежнему проводили ночи вместе. Наши занятия любовь были настолько бурными и страстными, что через 15 лет он внезапно позвонил мне и поблагодарил за них. В то время он уже был женат и все, о чем я могла думать, было: Оу, мужчины... действительно... не похожи на нас. Представьте, если бы я позвонила ему, чтобы сказать такое!

Мы вспоминали разное. Я в основном о том, как он менялся и становился совсем неприятным, как я была растеряна.

Но он был прав: наши занятия любовь были особенными. Но во время того разговора я обнаружила, что напугана этими воспоминаниями и этой странной необходимостью рисковать, говоря о таком интимном.

Положив трубку, я все еще стояла и размышляла: может, Стив думает, что у любви собственные законы и желания. Но зачем он позвонил сейчас?»

Про ведущую роль

"Жизнь со Стивом в Купертино была не такой, какой я себе ее представляла. Мы вместе ужинали, иногда проводили вдвоем прекрасные вечера, но это только поддерживало нашу эмоциональную близость, но было не достаточно, чтобы построить серьезные отношения. Наши отношения были похожи на игру «Змея и лестница», в которой Стив был ведущим игроком. (Змея и лестница - детская игра, где змея движется по квадратам. Если достигает квадрата с началом лестницы - мгновенно поднимается вверх, если верхнюю - также быстро скатывается вниз - Авт .). Взлеты внушали надежду, а падения были очень болезненными. Я не знала, как вести себя, потому что Стив не играл по правилам. Он играл, чтобы выиграть - и выиграть любой ценой. Я знала, что прочные отношения не могут строиться только одним человеком, но не могла понять, почему все разваливается на части».

Про нечестную игру

«Когда мы только въехали в этот дом, Стив и Даниэль уходили в Apple, а я днями оставалась одна. Я была глубоко разочарована отсутствием вдохновения - ведь я решила, что буду художником, но понятия не имела, с чего начать. Поэтому когда моя подруга Эллен предложила устроить меня официанткой в ресторан в Пало-Альто, я ухватилась за этот шанс. Мне хотелось находиться среди других людей, зарабатывать деньги и хотя бы на какое-то время забыть о Стиве и Даниэле. Мне нужна была своя жизнь и возможность в любой момент уехать из этого дома. Я надеялась, что оказавшись среди других людей, разберусь, кто я и что мне интересно. Я думала, что это поможет и нашим отношениям со Стивом, а если и нет, то благодаря работе не пропаду, когда мы расстанемся.

Но, к сожалению, от всего этого пришлось отказаться просто потому, что у меня не было машины, не было возможности каждый день ездить в Пало-Альто.

Так я попала в Apple в Купертино: утром мы втроем добирались на машине на работу, а в конце дня, если у нас со Стивом не было совместных планов на вечер, возвращалась домой пешком. В конце концов я начала брать уроки рисования в школе, которая находилась как раз на пути от офиса Apple к дому.

В компании я работала в отделе доставки где, если я правильно помню, выполняла последний этап сборки - припаивала разъединившиеся чипы на материнские платы, а потом встраивала эти самые платы в корпус Apple II. Это было неинтересно, но постоянные стеб и шутки моих коллег - Ричарда Джонсона и Боба Мартиненго - развлекали и позволяли держаться.

Это и есть "blue box", который изобрел Возняк и успешно продавал Джобс.

В то время компания занимала около тысячи квадратных метров и была разделена всего на три кабинета: отдел доставки, своего рода лабораторию исследования и разработки новых технологий и один большой офис, в котором сидели все.

Я помню один день. Тогда куча людей собралась вокруг стола Стива, ему позвонил Джон Дрейпер, он же Капитан Кранч (Дрейпер был известен своей «blue box» технологией, позволяющей взламывать телефонные сети). Стив включил громкую связь, так что мы все слышали, но Драйпер не подозревал об этом. Он был в отчаянье и умолял Стива что-то сделать для него. Я уже не помню, что именно, но к тому моменту люди тихонько смеялись над ним. Об этом ничего не сказано в биографии Стива Джобса, но я хорошо помню это, потому что страсть Стива к нечестной игре казалась мне бесстыдной. (Речь идет об истории, когда Стив Джобс и его друг и коллега Стив Возняк придумали более усовершенствованное, чем у Дрейпера, устройство, позволяющее взламывать телефонные линии. В итоге они успешно его продавала по 150 долларов за штуку - Авт .). Мне было плевать, кто был объектом насмешки. Мне это не нравилось».

Как Стив решил стать наставником по дзэн-буддизму

«Когда у нас не было общих планов на вечер, а это случалось все чаще и чаще, Стив возвращался домой поздно, будил меня, чтобы поговорить и заняться любовью.

Бывали ночи, когда он хотел только поговорить. Это означало, что он был у Кобуна - японского мастера дзэн-буддизма Кобуна Чино Отогавы, который долгое время был духовным наставником Джобса.

Я могла проснуться и обнаружить Стива в тихом экстазе, разговаривающим намеками и символами, в хорошо угадывающейся манере речи Кобуна. Сколько раз он говорил мне о том, как будет одарен «пятью драгоценными цветками». Он весь сиял, когда говорил об этом, а я в этот момент пыталась угадать, что подразумевает под этим символом. Спустя несколько месяцев раздумий на этот счет я решила, что цветы - это пятеро различных людей, чьим просветлением будет заниматься Стив.

Одним из этих цветков, видимо, была и я. В первый раз он сказал про «один драгоценный цветок» и, говоря это, дотронулся до моего носа, как бы говоря: «это ты!». Но затем цветков стало три, позже - пять. Мне было интересно, кто остальные.

Стив снова взял на себя роль моего духовного учителя, и мне от этого было несколько неуютно. Что если я не хотела быть одним из этих «драгоценных цветков»? Кроме того, было не совсем понятно, как просветление снизошло на самих Стива и Кобуна, и это не добавляло мне приятных эмоций, учитывая, что они втягивали в это меня.

За несколько лет до этого Стив уже пытался устроить мне терапию криком. Мы приняли LSD,

Лиза Бреннан-Джобс, внебрачная дочь основателя Apple.

и он хотел, чтобы я кричала: «Мама, папа, мама, папа». Он был уверен, что сможет контролировать выход моих эмоций просто потому, что прочитал об этом книгу. Тот факт, что он сам никогда через это не проходил, его не особенно смущал.

А теперь он и Кобун решили, что должны контролировать мое просветление?

Еще в то время Стив любил хвастаться своей ленью. Он работал как маньяк, потом откидывал голову, закатывал глаза и напевал: «я всего лишь самый ленивый человек на земле». Примерно после десятого припева я поняла, что так он реагировал на вдохновение: когда оно посещало его, ему все давалось легко, и это означало, что он ленится. Это смахивало на кодовый язык между ним и Кобуном. Он позволял ему чувствовать себя выше других.

Я же была нужна для поздних ночных разговоров между учителем и учеником, правда, слушала я все эти учения в полудреме. Кое-что из того, что он говорил, было действительно прекрасно, и я была рада, что Стиву хотелось поделиться со мной. Но кое-что было искаженным. Стив умудрялся быть духовно-продвинутым оставаясь при этом эмоционально незрелым, и я начала задаваться вопросом, неужели Кобун не понимает этого. Неужели не понимает.

Я подозревала, что эти двое были слишком увлечены собой, потому что по-настоящему просвещенные вряд ли этим хвастались. А то прикосновение к моему носу было скорее покровительственным.

Стив был моим любовником, а не моим гуру, поэтому он путался, удовлетворяя в первую очередь свое эго, а потом уже думая о моем высшем предназначении и развитии. В конце концов, я думаю, он ревностно относился к самому факту того, что у меня могли быть силы и интуиция. Казалось, он хотел либо владеть всем, либо, если это что-то ему не принадлежало, это обесценить».

Почему Джобс не мыл посуду

«Однажды мы со Стивом устроили в доме вечеринку. Я не очень хорошо помню подробности и кто там был - вероятно, Билл Фернандез, Воз (Стив Возняк), Даниэль (все близкие друзья и соратники Джобса - Авт .) и их подруги. Но я хорошо запомнила следующее за вечеринкой утро. Стив, оглядываясь вокруг и щурясь, спросил, что нам теперь делать с «этим». Я не сразу поняла, о чем он, но потом догадалась, что он спрашивал можем ли мы вызвать на дом уборщиков, чтобы вымыли всю грязную посуду.

Помыть посуду самому был просто не вариант для Стива! Он уже погрузился в элитный мир, где другие заботились о подобных вещах, а сам он мог работать сосредоточиться на чем-то, как ему казалось, более важном. Мне не доставило удовольствия убирать все самой. Это ставило меня в неудобное положение, будто я - обслуживающий персонал для Стива, но ничто в мире не могло меня заставить играть эту роль. Я просто не понимала, как мне противостоять его увеличивающемуся чувству важности.

Через несколько недель после вечеринки Стив начал говорить мне, что у меня слишком много морщин на лбу. Во мне течет ирландская и французская кровь, и я унаследовала тонкую кожу. В 20 лет моя кожа была абсолютно гладкой, но стоило мне поднять брови - и появлялось огромное количество крошечных линий, не толще книжной странички. Стив указывал на это и затем, будто моя мать, протягивал руку и в буквальном смысле разглаживал мой лоб, как только я его морщила. Это был чем-то новым. Мне никогда не нравилось, когда так делала мать, и тем более не нравилось, когда делал мой парень.

Я не из тех женщин, кто делает ставку на свой внешний вид. Для меня это неестественно. Но я была растеряна. Стиву до этого всегда нравилось, как я выгляжу, но сейчас, получается, нет? Я рыдала и отказывалась это принимать.

Теперь-то я понимаю, что он учился получать власть, испытывая свои отрицательные образы на других. Он начал видеть во мне кого-то другого, кем я не являлась. Я чувствовала абсолютно новое отношение к себе, основанное на недоброжелательности, и это смущало. Подразумевалось, что я отвергнута, и пути обратно нет.».

"Он должен был быть безумным, чтобы в 22 года вытворять такое "

«Вместе с тем, как рос Apple, в Стиве росла уверенность в себе, казалось, они развивались параллельно друг у друга. И его выходки не исчезли с успехом, но вместо вполне безобидных подростковых стали злобными. Например, в до-эппловские дни каждый раз, когда мы где-то ужинали (это случалось не очень часто), Стив передразнивал персонал ресторана. Официант мог переспросить «Два?», а Стив отвечал: «Нет, пятнадцать!», намекая, что вопрос дурацкий. Но после того, как начал развиваться Apple, мы стали выходить гораздо чаще, и отношение Стива к обслуживающему персоналу трансформировалось до различных форм тирании.

Стив заказывал одну и ту же еду вечер за вечером, но каждый раз жаловался, что в блюде слишком мало соуса, он рубил воздух, выражая презрение официанту, который подал такой жирное/соленое/безвкусное/испорченное изысканное блюдо. Ему казалось, что всем в ресторане следует знать, что ему подали обойный клей - не только ему, но всем. Стив обрушивался на персонал, как демон, подробно объясняя им тонкости обслуживания, которые включали и такой пункт как «показываться на глаза только тогда, когда он в них нуждался». Эти взрывы были неконтролируемы, он как будто не мог остановиться.

Конечно, человек и должен был быть немного безумным, чтобы в 22 года сделать такую карьеру. Стив всегда был удивительно противоречив - был щедр, но при этом плохо справлялся с растущей влиятельностью.

На самом деле, если так можно сказать, он был положительно-деспотичным. Стремление к совершенству всегда было отличительной чертой Стива, но теперь он использовал это как оружие. Он искал совершенства во всем, и когда не находил его, чувствовал себя плохо и вымещал это на людях.

Как первая девушка Стива я больше всех испытала, каково это, когда он вдруг оборачивается против тебя. В то время я начала понимать, что грандиозное и ужасное уживаются в нем на волосок друг от друга.

И там, где переполненность Стива встречалась с моей со всей ошеломляющей красотой (это была причина, по которой он позвонил мне спустя 15 лет, чтобы признать важность наших совместных ночей), он также как и я становился настолько творчески неуравновешенным, настолько отключался, что в любой момент мог потерять равновесие. Только тогда мое сердце замирало. Только тогда я теряла дар речи и задыхалась.

И хотя я и пробовала приспособиться к тем, изменениям, которые происходили с ним, все это вскоре перестало что-то значить для меня».

Подпишись на наши новости в Google News!